Когда возникает право на получение социальной выплаты, удостоверяемой государственным жилищным сертификатом?

Право на получение социальной выплаты, удостоверяемой государственным жилищным сертификатом, у военнослужащих возникает только при увольнении с военной службы.    
С., получивший первое воинское звание офицера 1 июля 2008 г. в связи с поступлением на военную службу по контракту на воинскую должность, для которой штатом предусмотрено воинское звание офицера, был включен в реестр участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих.
Приказом командующего войсками Северо-Кавказского регионального командования внутренних войск МВД России от 24 ноября 2011 г. С. уволен с военной службы по состоянию здоровья, а приказом командира воинской части от 9 декабря 2011 г. он в день издания приказа исключен из списков личного состава воинской части.
8 ноября 2011 г. С., имеющий общую продолжительность военной службы 3 года 7 месяцев, а суммарную продолжительность военной службы по контракту и службы в МВД, МЧС и ФСИН России более 18 лет, обратился к командованию с рапортом о включении его в списки кандидатов на получение ГЖС.
Решением жилищной комиссии воинской части заявителю в этом было отказано, поскольку он является участником накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих.
После исключения из реестра участников без получения накоплений, учтенных на именном счете, С. оспорил в суд указанное решение жилищной комиссии, а также включение его в реестр участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих и приказ об исключении из списков личного состава воинской части. Заявитель просил суд возложить на командира и жилищную комиссию воинской части  обязанность по отмене решения о включении его в реестр участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих и повторному рассмотрению вопроса о включении его в списки кандидатов на получение ГЖС, а также по восстановлению его в списках личного состава воинской части до обеспечения жильем.
Решением гарнизонного военного суда заявление удовлетворено частично. Суд возложил на командира воинской части обязанность по отмене решения, оформленного уведомлением от 18 октября 2010 г., о включении С. в реестр участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих. Также на командира и жилищную комиссию воинской части судом возложена обязанность по отмене оспариваемого решения жилищной комиссии и повторному рассмотрению рапорта С. о включении его в списки кандидатов на получение ГЖС. В удовлетворении заявления в части оспаривания С. исключения из списков личного состава воинской части судом отказано.
По результатам апелляционного рассмотрения решение суда в части возложения обязанности по отмене решения о включении заявителя в реестр участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, отменено по следующим основаниям.
Заявитель после окончания военной службы был исключен из реестра участников названной системы без выплаты учтенных на его счете накоплений, поскольку общая продолжительность его военной службы составляла менее 10 лет и он был уволен по здоровью, не в связи с признанием негодным к военной службе. Данное обстоятельство свидетельствует о наличии основания для оспаривания указанного решения жилищной комиссии, отличного от того, по которому решение жилищной комиссии ранее оспаривалось заявителем и по которому судом принималось решение. В связи с этим, учитывая, что сведений о дате получения заявителем уведомления об исключении из данного реестра командованием не представлено, суд первой инстанции обоснованно разрешил заявление С. по существу.
В соответствии с подп. «а» п.5 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2011 - 2015 годы, утвержденных постановлением Правительства РФ от 21 марта 2006 г. № 153, право на получение социальной выплаты, удостоверяемой сертификатом, в рамках подпрограммы имеют военнослужащие (за исключением участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих), подлежащие увольнению с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, или по состоянию здоровья, или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых в календарном исчислении составляет 10 лет и более, сотрудники органов внутренних дел, подлежащие увольнению с военной службы (службы), и приравненные к ним лица, признанные в установленном порядке нуждающимися в жилых помещениях.
В силу п. 10 Правил в общую продолжительность военной службы (службы) включается суммарная продолжительность военной службы по контракту и призыву, службы в органах внутренних дел Российской Федерации, в Государственной противопожарной службе Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, содержащихся за счет средств федерального бюджета.
Основанием для отказа в признании гражданина участником подпрограммы является согласно подп. «г» п.22 Правил реализация ранее права на улучшение жилищных условий или обеспечение жилым помещением с использованием социальной выплаты или субсидии, предоставленных за счет средств федерального бюджета.
Таким образом, при разрешении рапорта заявителя жилищной комиссии следовало исходить из того, что С. просил включить его в списки кандидатов на получение ГЖС в связи с увольнением, которое в силу п.1 ч.3 ст. 9 Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» является основанием для исключения его из реестра участников указанной системы. При этом определяющее значение для разрешения этого вопроса имела реализация С. права на получение накоплений, учтенных на именном накопительном счете участника названной системы, а также его нуждаемость в жилом помещении.
Поскольку решение жилищной комиссии воинской части было принято без учета вышеизложенного, суд первой инстанции правильно возложил на указанную жилищную комиссию обязанность по отмене оспариваемого решения жилищной комиссии и повторному рассмотрению вопроса о включении С. в списки кандидатов на получение ГЖС.
Вместе с тем гарнизонный военный суд, признавая незаконным решение о включении С. в реестр участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, исходил из того, что заявитель имел право на получение ГЖС. При этом судом не было учтено, что при получении С. первого воинского звания офицера вопрос об его увольнении не стоял, а согласно п. 5 Правил к участникам подпрограммы относятся только военнослужащие, подлежащие увольнению с военной службы по конкретным основаниям.
Судебной коллегией в удовлетворении вышеуказанного требования отказано, поскольку С., получивший 1 июля 2008 г. первое воинское звание офицера в связи с поступлением на военную службу по контракту на воинскую должность, для которой штатом предусмотрено воинское звание офицера, подлежал включению в реестр участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих на основании п. 8 ч.2 ст. 9 Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих».
<19>