Как определяется уровень обеспеченности жильем военнослужащего, реализовавшего ранее государственный жилищный сертификат?

Уровень обеспеченности жильем военнослужащего, реализовавшего ранее государственный жилищный сертификат (далее – ГЖС), определяется исходя из общей площади жилого помещения, учтенной при расчете безвозмездной субсидии, обеспеченной этим ГЖС, а не из площади фактически приобретенного им жилого помещения.
Б. назначен на воинскую должность после получения профессионального образования в военной профессиональной образовательной организации и получил в связи с этим офицерское воинское звание в 1998 году. При увольнении с военной службы в 2007 году был обеспечен Министерством обороны РФ ГЖС на состав семьи четыре человека для приобретения жилого помещения общей площадью 72 кв.м в М. области.
В марте того же года заявитель в порядке реализации данного ГЖС приобрел жилое помещение в городе Н. общей площадью 54,2 кв.м. В дальнейшем заявитель распорядился указанным жилым помещением и в июне 2007 года приобрел двухкомнатную квартиру в городе К. общей площадью 41 кв.м.
В сентябре 2008 года заявитель, призванный на военную службу из запаса, заключил новый контракт о прохождении военной службы во внутренних войсках МВД России. В апреле 2013 года у него родилась дочь, после чего заявитель поставил вопрос об улучшении жилищных условий, поскольку после рождения ребенка общая площадь занимаемого его семьей жилого помещения стала ниже учетной нормы.
Решением жилищной комиссии воинской части от 2 сентября 2013 года Б. отказано в принятии на жилищный учет, поскольку он был обеспечен жилым помещением по избранному месту жительства в М. области путем выдачи ГЖС.
Оставляя без изменения решение гарнизонного военного суда, которым Б. отказано в признании незаконным данного решения жилищной комиссии, судебная коллегия исходила из следующего.
В силу п.1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» заявитель относится к категории военнослужащих, обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, а обеспечение его жилым помещением для постоянного проживания было обусловлено его увольнением в 2007 году.
Из анализа положений ст. 15 и 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих» следует, что реализация права на жилье военнослужащих осуществляется путем предоставления жилья для постоянного проживания по избранному после увольнения месту жительства, в том числе и путем выдачи государственного жилищного сертификата. То обстоятельство, что фактически размер площади приобретенного Б. жилого помещения ниже нормативно установленного размера субсидии, для разрешения в дальнейшем вопросов об улучшении жилищных условий значения не имеет, поскольку заявитель реализовал ГЖС, а участие в соответствующей программе является добровольным.
Предоставляя военнослужащим гарантии обеспечения жильем для постоянного проживания, названный Федеральный закон возлагает на органы исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, обязанность по предоставлению им такого жилья только один раз за все время военной службы. Исключений из этого правила не предусмотрено.
Таким образом, исходя из размера предоставленной заявителю субсидии на приобретение жилья, он был обеспечен за счет военного ведомства жилым помещением по установленным нормам. Действия заявителя, направленные на приобретение жилья меньшей площади, не являются основанием для улучшения его жилищных условий, поскольку норма предоставления жилья, обеспечивавшаяся субсидией, даже после рождения в семье заявителя третьего ребенка, является выше учетной нормы, установленной решением городской Думы.
<20>