Обоснован ли отказ военнослужащему, имеющему воинское звание «сержант», во включении в реестр участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих?

Отказ военнослужащему, имеющему воинское звание «сержант», во включении в реестр участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих признан необоснованным, поскольку второй контракт о прохождении военной службы был заключен с ним после 1 января 2005 года.
Решением Псковского гарнизонного военного суда старшему сержанту Т., проходящему военную службу по контракту, отказано в удовлетворении административного искового заявления об оспаривании действий уполномоченных органов жилищного обеспечения Министерства обороны РФ, выразившихся в отказе включить его в реестр участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих с 24 февраля 2016 года (далее- НИС).
Суд первой инстанции пришел к выводу, что в соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 9 Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» Т. не может являться участником НИС, поскольку второй контракт о прохождении военной службы он заключил до 1 января 2005 года в период обучения в школе прапорщиков. Кроме того, в сентябре 2009 года за счет целевого жилищного займа, предоставленного ФГКУ «Росвоенипотека», Т. приобрел в собственность жилое помещение, что свидетельствует о выполнении государством обязательства по реализации его жилищных прав.
Однако приведенные в решении выводы были сделаны без учета обстоятельств, имеющих значение для дела.
Как установлено судом, 15 мая 2002 года Т. был призван на военную службу, которую проходил в войсковых частях 45377 и 06776. 21 февраля 2003 года истец заключил первый контракт о прохождении военной службы сроком на 3 года с командиром в/ч 06776. С учётом срока службы по призыву дата окончания контракта была определена 15 мая 2005 года.
Приказом командира в/ч 06776 от 26 ноября 2004 г. Т. был зачислен кандидатом на обучение в школу прапорщиков в г. Выборге (в/ч 95109). Этим же приказом объявлено о заключении с Трифоновым нового контракта о прохождении военной службы на основании статьи 34 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» - на время обучения в военно-учебном заведении и 5 лет после его окончания. При этом контракт о прохождении военной службы на указанных условиях был подписан командиром в/ч 06776.
Затем приказами командира в/ч 95109 Т. был зачислен в списки личного состава этой части с 1 декабря 2004 года для обучения в роте по подготовке прапорщиков, а 17 декабря 2004 года - отчислен по нежеланию учиться, исключен из списков части с 18 декабря 2004 года и направлен в в/ч 06776 для продолжения службы.
20 декабря 2004 г. Т. прибыл в в/ч 06776 и приступил к исполнению служебных обязанностей. Новый контракт о прохождении военной службы с ним был заключён командиром в/ч 06776 сроком на 5 лет с 15 мая 2005года по 15 мая 2010 года.
В связи с заключением этого контракта Т. с 20 декабря 2005 года был включён в реестр участников НИС как сержант, заключивший второй контракт о прохождении военной службы не ранее 01 января 2005 года и изъявивший желание стать участником НИС. Т. в сентябре 2009 года за счет целевого жилищного займа, предоставленного ФГКУ «Росвоенипотека», приобретена в собственность квартира в г. Пскове.
05 декабря 2015 года административный истец был досрочно уволен с военной службы в запас на основании пункта 6 статьи 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» - по собственному желанию и с 23 декабря 2015 года исключен из списков воинской части.
Этот факт в соответствии с пунктом 1 части 3 статьи 9 Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» являлся самостоятельным основанием для исключения Т. из реестра участников НИС.
Как следует из справки ФГКУ «Росвоенипотека» Т. был исключен из реестра участников НИС с 23 декабря 2015 года, а 26 февраля 2016 года был закрыт его именной накопительный счет.
11 февраля 2016 года Т. вновь поступил на военную службу по контракту, 24 февраля 2016 года заключил новый контракт о прохождении военной службы сроком на 3 года и зачислен в списки личного состава в/ч 64833.
В соответствии с подпунктом 15 пункта 13 «Правил формирования и ведения реестра участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих Министерством обороны Российской Федерации, федеральными органами исполнительной власти и федеральными государственными органами, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба» утвержденных постановлением Правительства РФ от 2 февраля 2005 № 89, Т., как поступивший в добровольном порядке на военную службу из запаса, исключенный из реестра участников и не получивший выплату денежных средств указанных в пункте 3 части 1 статьи 4 ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» с момента вступления в силу нового контракта о прохождении военной службы, то есть с 24 февраля 2016 года, вновь приобрел право быть включенным в реестр участников НИС.
С марта 2016 года командиром этой воинской части в ФГКУ «Западрегионжилье» неоднократно направлялись документы для включения истца в реестр участников НИС по указанному основанию, однако жилищный орган в этом отказывал, полагая, что Т. заключил второй контракт о прохождении военной службы 26 ноября 2004 года, то есть до 01 января 2005 года, и не имеет права на включение в реестр.
Основанием для вывода как ЗРУЖО, так и суда первой инстанции, о том, что Т. не имеет права на включение в реестр участников НИС, послужил факт подписания им контракта о прохождении военной службы 26 ноября 2004 года, поскольку он был расценен как второй контракт, заключенный до 1 января 2005 года.
Вместе с тем, этот вывод не вытекает из установленных судом обстоятельств. Как видно из текста контракта о прохождении военной службы от 26 ноября 2004 года, подписанного Т. и командиром в/ч 06776, а также содержания приказа командира этой части от 26 ноября 2004 года, этот контракт заключен на основании статьи 34 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе». В редакции закона, действовавшей на момент подписания этого контракта, указанная статья регулировала лишь общие условия заключения контракта о прохождении военной службы.
Вопросы, связанные с поступлением граждан в военные профессиональные образовательные организации и военные образовательные организации высшего образования, а также заключением контрактов о прохождении военной службы с гражданами, обучающимися в военных профессиональных образовательных организациях и военных образовательных организациях высшего образования, были урегулированы статьей 35 указанного закона. Однако ссылки на эту норму закона в контракте не имеется.
Пунктом «б» части 1 статьи 9 Положения о порядке прохождения военной службы (в редакции от 17 апреля 2003 г.) было предусмотрено заключение нового контракта с военнослужащим, проходящим службу по контракту при зачислении в военно-учебное заведение, адъюнктуру, военную докторантуру.
При этом согласно пункту «в» части 6 этой же статьи Положения предусматривалось, что новый контракт от имени Министерства обороны РФ при заключении контракта с военнослужащим, поступающим в военно-учебное заведение, адъюнктуру, военную докторантуру подписывает начальник военно-учебного заведения.
Таким образом, для правильной оценки характера заключенного с Т. контракта о прохождении военной службы в ноябре 2004 года и его правовых последствий суду следовало проверить полномочия командира в/ч 06776 для заключения такого вида контракта, наличие предусмотренных законом оснований для этого, а также определить правовой статус роты для подготовки прапорщиков в/ч 95109 как учебного заведения.
Суд первой инстанции в оспариваемом решении указал, что согласно статьи 12 Закона Российской Федерации от 10 июля 1992 № 3266-1 «Об образовании», действовавшим на момент поступления Т. в школу прапорщиков в ноябре 2004 года, школа прапорщиков являлась военным образовательным учреждением, в связи с чем контракт, заключенный с ним при поступлении в эту школу являлся законным и вторым по счету контрактом.
При этом суд не учел предписания, содержащиеся в Положении о школах прапорщиков и мичманов Советской Армии и Военно-морского Флота, утвержденного Приказом Министра обороны СССР 1980 года № 365 (далее Положение), действовавшего в период зачисления и обучения Т. в роте по подготовке прапорщиков. В соответствии с пунктом 3 этого Положения, школы прапорщиков и мичманов создавались при воинских частях, включались в состав этих воинских частей на правах структурных подразделений, на обучение в которые направлялись военнослужащие срочной и сверхсрочной службы (по контракту).
Таким образом, исходя из действовавшего в тот период времени порядка зачисления и обучения в школах прапорщиков, Т. был фактически откомандирован из в/ч 06776 в в/ч 95109 на время обучения, по окончании которого в соответствии с пунктом 33 Положения должен был возвратиться в свою воинскую часть для продолжения службы.
Положение о школах прапорщиков (мичманов) Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденное приказом Министра обороны Российской Федерации от 27 декабря 2004 № 452, на которое сослался суд первой инстанции, не относит школы прапорщиков к военно-учебным заведениям. Статьями 1 и 2 этого приказа определено, что школы прапорщиков (мичманов) Вооруженных Сил Российской Федерации являются учебными воинскими частями (подразделениями) и предназначены для подготовки военнослужащих по военно-учетным специальностям прапорщиков (мичманов). Школы могут создаваться в видах Вооруженных Сил, в военных округах, на флотах, в родах войск Вооруженных Сил, в Тыле Вооруженных Сил, в войсках, не входящих в виды и рода войск Вооруженных Сил, и содержаться на самостоятельных штатах при учебных соединениях и воинских частях по подготовке младших специалистов, центрах, отрядах или включаться в состав учебных воинских частей на правах структурных подразделений.
При этом указанный нормативный акт не предусматривает заключение новых контрактов с военнослужащими на время обучения в этих школах.
Таким образом, вопреки выводам суда первой инстанции, рота по подготовке прапорщиков, организованная в в/ч 95109, в период зачисления Т. в ноябре 2004 года в эту роту, не являлась военным образовательным учреждением и заключение нового контракта на период обучения в ней не требовалось.
Этот факт подтверждается и тем, что в Перечне военных образовательных учреждений среднего и высшего профессионального образования, утвержденном распоряжением Правительства РФ от 04 ноября 2004 № 1404-р, рота по подготовке прапорщиков при в/ч 95109 отсутствует.
Таким образом, поскольку рота по подготовке прапорщиков при в/ч 95109 не относилась к категории военных образовательных учреждений среднего и высшего профессионального образования, оснований и полномочий для заключения с Т. командиром в/ч 06776 нового контракта от 26 ноября 2004 года на время обучения в этой роте не имелось, данный контракт не повлек правовых последствий и не прерывал действия ранее заключенного контракта. Данный вывод вытекает из того обстоятельства, что после отчисления Т. из роты по подготовке прапорщиков в декабре 2004 года, новый контракт о прохождении военной службы с ним не заключался.
При таких обстоятельствах окружной военный суд признал, что истец относится к категории военнослужащих, перечисленных в пункте 4 части 1 статьи 9 Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» и имеет право на участие в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих с момента заключения нового контракта о прохождении военной службы – с 24 февраля 2016 года.
Ошибочным является и вывод суда об отсутствии оснований для включения Т. в реестр участников НИС вследствие исполнения государством своих обязательств в рамках НИС, так как он приобрел жилое помещение за счет средств целевого жилищного займа.
Согласно статье 14 упомянутого федерального целевой жилищный заем предоставляется не только на погашение первоначального взноса при получении ипотечного кредита для приобретения в собственность жилого помещения, но и на погашение обязательств по ипотечному кредиту за счет накоплений для жилищного обеспечения, учтенных на именном накопительном счете военнослужащего.
Поскольку в результате незаконного отказа от включения Т. в реестр участников НИС он лишен возможности погашать обязательства по ипотечному кредиту за счет накоплений для жилищного обеспечения, учтенных на его именном накопительном счете, вывод суда первой инстанции об отсутствии нарушений его прав также является необоснованным.
Так как суд первой инстанции неправильно применил нормы материального права и неверно определил юридически значимые обстоятельства, окружной военный суд отменил решение в данной части и принял новое решение об удовлетворении требования истца о включении его в реестр участников НИС.
[57]