Может ли быть лишен права на получение накоплений для жилищного обеспечения военнослужащий, ошибочно включенный в реестр участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих?

Военнослужащий, ошибочно включенный в реестр участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, не может быть лишен права на получение накоплений для жилищного обеспечения, учтенных на его именном накопительном счете, при увольнении с военной службы.
Серов в период с 1986 по 1991 г. являлся курсантом Рижского высшего военного авиационного училища, по окончании которого ему присвоено воинское звание «лейтенант».
В период с 1991 до ноября 1995 г. административный истец проходил военную службу на различных воинских должностях до увольнения в запас в связи с организационно-штатными мероприятиями.
В апреле 2006 г. Серов поступил на военную службу по контракту, а 21 мая 2007 г. включен в реестр участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих (далее – НИС), как офицер, призванный из запаса или поступивший в добровольном порядке на военную службу из запаса и заключивший первый контракт о прохождении военной службы после 1 января 2005 г., с датой возникновения основания для такого включения – 19 мая 2006 г., то есть с даты вступления в силу первого контракта о прохождении военной службы.
В марте 2010 г. административный истец принят на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, однако решением начальника отделения (территориального, г. Белгород) федерального государственного казённого учреждения «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны РФ (далее – ЗРУЖО) от 19 июня 2013 г. Серов с данного учета был снят, поскольку является участником НИС.
В мае 2017 г. капитан Серов уволен с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе при общей продолжительности военной службы более 20 лет в календарном исчислении.
В письме жилищного органа от 25 августа 2017 г. административному истцу сообщено об отказе в выплате накоплений для жилищного обеспечения, учтенных на именном накопительном счете.
В качестве основания такого решения указано то, что Серов был включен в реестр участников НИС неправомерно, поскольку, вновь поступив в 2006 г. на военную службу по контракту, он заключил не первый, а новый контракт, так как ранее проходил действительную военную службу в качестве офицера.
Серов оспорил отказ в выплате ему накоплений для жилищного обеспечения в Курском гарнизонном военном суде.
Отказывая в удовлетворении административного искового заявления, гарнизонный военный суд исходил из того, что Серов был включен в данный реестр неправомерно, поскольку при поступлении в 2006 г. на военную службу он заключил не первый контракт, а новый, так как ранее проходил действительную военную службу в качестве офицера.
Однако вывод суда об отсутствии права Серова на накопления, учтенные на именном накопительном счете, признан судом второй инстанции ошибочным, решение суда первой инстанции отменено, а требования истца удовлетворены, исходя из следующего.
В целях реализации положений Федерального закона от 20 августа 2004 г. № 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» (далее – Закон о НИС) подпунктом «г» пункта 1 Федерального закона от 8 мая 2006 г. № 66-ФЗ «О внесении изменений в статьи 15 и 24 Федерального закона «О статусе военнослужащих» (далее – Закон) статья 15 Закона была дополнена пунктом 15, согласно абзацу второму которого на военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, являющихся участниками НИС, и членов их семей не распространяется действие абзаца двенадцатого пункта 1, пунктов 13, 14, 16 - 19 данной статьи, а также абзацев второго и третьего пункта 1 статьи 23 данного Федерального закона, регламентирующих иные виды жилищных гарантий для военнослужащих.
Статьей 9 Закона о НИС определен перечень лиц, подлежащих обеспечению жилым помещением в порядке, предусмотренном этим законом.
Так, в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 9 участниками НИС становятся военнослужащие, поступившие на военную службу в добровольном порядке и заключившие первый контракт о прохождении военной службы начиная с 1 января 2005 года.
Из материалов дела усматривалось, что Серов включен в реестр участников НИС, как офицер, призванный из запаса или поступивший в добровольном порядке на военную службу из запаса и заключивший первый контракт о прохождении военной службы после 1 января 2005 года, с датой возникновения основания для такого включения – 19 мая 2006 г., то есть с даты вступления в силу первого контракта о прохождении военной службы.
Однако в силу ст. 8 Положения о порядке прохождения военной службы первый контракт заключают граждане ранее не проходившие военную службу по контакту.
С учетом того, что административный истец впервые был назначен на воинскую должность после получения профессионального образования в военной образовательной организации высшего образования и получил в связи с этим офицерское воинское звание до 1998 г., то его право на обеспечение жилым помещением для постоянного проживания должно было быть реализовано командованием в период прохождения им военной службы, то есть в соответствии с абз. 3 п. 1 ст. 15 Закона.
Между тем, это право не было реализовано Серовым по независящим от него причинам.
Юридически значимым обстоятельством по данному делу является то, что административный истец, состоящий на учете нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, решением жилищного органа от 19 июня 2013 г. с данного учета был снят, поскольку являлся участником НИС, что лишило его возможности в дальнейшем реализовать свои жилищные права в период прохождения им военной службы.
Между тем, будучи уже уволенным с военной службы, Серову отказано также и в реализации его жилищного права, предусмотренного Законом о НИС, в виде получения накоплений для жилищного обеспечения, учтенных на именном накопительном счете участника НИС.
Такие действия уполномоченного органа не позволяют военнослужащему быть уверенным в стабильности своего официально признанного статуса участника НИС и в том, что приобретенные в силу этого статуса права будут признаны государством и реализованы.
Данный вывод согласуется с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 14 января 2016 г. № 1-П, о необходимости соблюдения вытекающих из взаимосвязанных положений ч. 1 ст. 1, ст. 2, ч. 1 ст. 17, ст. 18, ч. 1 ст. 19, ч. ч. 2, 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации принципов поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, которые гарантируют гражданам, что решения принимаются уполномоченными государством органами на основе строгого исполнения законодательных предписаний, а также внимательного и ответственного подхода к оценке фактических обстоятельств, с которыми закон связывает возникновение прав, тщательности при оформлении соответствующих документов, подтверждающих наличие условий, необходимых для реализации этих прав, с тем чтобы гражданин как участник соответствующих правоотношений мог быть уверен в стабильности своего официально признанного статуса и в том, что приобретенные в силу этого статуса права будут уважаться государством и будут реализованы.
<61>