В каком случае лицо может быть необоснованно оправдано?

Несоответствие выводов, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, повлекло необоснованное оправдание лица в совершённом преступлении.
Органами предварительного следствия Л. обвинялся в хищении чужого имущества в крупном размере путём обмана, выразившемся в том, что он, желая незаконно обогатиться за счёт средств федерального бюджета, заведомо зная, что не имеет права на получение имущественного налогового вычета, предоставил в налоговую инспекцию ФНС России по Всеволожскому району Ленинградской области декларации по налогу на доходы физических лиц (форма 3-НДФЛ) за 2011-2013 годы с заявлениями о предоставлении имущественного налогового вычета, с указаниями в них не соответствующих действительности сведений, скрыв (умолчав) факт приобретения им квартиры за счёт средств федерального бюджета, в результате чего получил налоговый вычет за 2011, 2012 и 2013 годы на общую сумму 258908 рублей в счёт возврата уплаченного им налога на доходы физических лиц за налоговый период 2011-2013 годов, тем самым причинил государству ущерб на указанную сумму, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ.
По приговору Выборгского гарнизонного военного суда от 9 апреля 2018 года Л. по обвинению в совершении данного преступления оправдан на основании п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления.
Рассмотрев уголовное дело по апелляционному представлению военного прокурора – войсковая часть 77932, судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского окружного военного суда от 4 июня 2018 года оправдательный приговор в отношении Л. отменила, указав следующее.
Согласно пп. 3 и 4 п. 1, п. 5 ст. 220 НК РФ, положениям Федерального закона от 20 августа 2004 года № 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих», определению Конституционного Суда Российской Федерации от 24 января 2013 года № 22-О, письмам Минфина России от 26 марта 2012 года № 03-04-08/7-59, о 3 июля 2012 года
№ 03-04-05/3-828 и от 24 января 2014 года № 03-04-07/2503, имущественный налоговый вычет может быть применён участником накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих при приобретении квартиры, жилого дома, комнаты (долей в них) к общей сумме понесённых им расходов, уменьшенной на размер выделенных на эти цели бюджетных средств, то есть только к затраченным военнослужащим дополнительным собственным денежным средствам.
Исследованными в суде доказательствами установлено, что достоверно зная об условиях и порядке получения имущественного налогового вычета, Л., который фактически собственных денежных средств при приобретении жилого помещения путём участия в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих не затратил, 10 июня 2013 года вместе с пакетом соответствующих документов представил в межрайонную ИФНС России по Всеволожскому району Ленинградской области налоговую декларацию по налогу на доходы физических лиц (форма 3-НДФЛ), в которой на странице 008 в п.п.1.11 указал сумму фактически произведённых им расходов на новое строительство или приобретение объекта в размере 2000000 рублей, то есть максимальную сумму денежных средств, предусмотренную п.п. 1 п. 3 ст. 220 НК РФ.
Будучи введёнными в заблуждение, должностные лица ИФНС рассмотрели обращение Л. и вынесли положительное решение, в результате чего последнему за налоговый период 2011-2013 года были незаконно возвращены денежные средства по имущественному налоговому вычету в общей сумме 258908 рублей.
В связи с изложенным вывод гарнизонного военного суда в приговоре о том, что обращение Л. за налоговым вычетом само по себе не свидетельствует об обмане, поскольку совокупность обстоятельств дела говорит о его заблуждении, является необоснованным, так как Л. не только неоднократно подавал декларацию о якобы понесённых им расходах, но и получал соответствующие налоговые вычеты, на которые не имел права.
Не являлись исключающими ответственность Л. и действия должностных лиц нал-говой инспекции, проводивших камеральную проверку поданных документов для получения налогового вычета, поскольку они не находятся в причинно-следственной связи с незаконным обращением Л. за выплатой и получением им денежных средств.
При этом ссылки стороны защиты на то, что представленных Л. документов было достаточно для того, чтобы отказать ему в получении налогового вычета, не свидетельствуют о невиновности Л., а всего лишь указывают на допущенные ими недочёты в работе, которые требуют отдельной юридической оценки.
Таким образом, действия Л., не имевшего права на получение налогового вычета, неоднократно обращавшегося в налоговую инспекцию с декларациями по налогу на доходы физических лиц, с указанием в них не соответствующих действительности данных о фактически произведённых им расходах, и незаконно получившего в результате этого из федерального бюджета 258908 рублей, свидетельствовали о наличии у него прямого умысла на обман должностных лиц налогового органа с целью хищения денежных средств.
[58]