Какими должны быть меры уголовно-правого характера, применяемые к лицу, совершившему преступление?

Наказание и иные меры уголовно-правого характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.
Вследствие несоблюдения принципа справедливости, предусмотренного ст. 6 УК РФ, в апелляционном порядке по представлению прокурора изменён в сторону ухудшения положения осуждённого приговор 224 гарнизонного военного суда в отношении матроса М..
М. был осуждён к лишению свободы: по пп. «б», «в» ч. 2 ст.335 УК РФ на 1 год 3 месяцев, ч. 1 ст. 338 УК РФ на 6 месяцев, ч. 1 ст. 313 УК РФ на 6 месяцев. Окончательное наказание по совокупности преступлений ему определено в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путём частичного сложения наказаний в виде 1 года 5 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
Эти преступления, согласно приговору, совершены им при следующих обстоятельствах.
В ночь с 17 на 18 сентября 2008 года М. вместе с сослуживцами Р. и Т., осуждёнными ранее, с целью подчинения своему влиянию курсантов младшего курса, явился в спальное помещение, где находились последние и, нарушая распорядок дня, сон и отдых военнослужащих потребовал строиться.
Затем он, глумясь над курсантами, поджёг зажигалкой волосяной покров на груди К. и нанёс С. удар кулаком в грудь.
После этого он заставил построившихся в спальном помещении по его требованию курсантов в количестве 36 военнослужащих около получаса отжиматься от пола, прыгать, приседать, ходить гуськом, нанеся при этом по удару ногой в бедро М., локтем по спине Г. и ногой в грудь Ф.
Когда курсанты легли в кровати, М. вновь поднял их с постели, построил, заставил выполнять различные физические упражнения и наносил удары руками и ногами двенадцати военнослужащим, одному из которых курсанту Б. были причинены телесные повреждения в виде кровоподтеков в различных частях тела.
22 сентября 2008 года М. самовольно оставив часть, убыл в Республику Дагестан и, опасаясь привлечения за это к ответственности, в целях уклонения от прохождения от военной службы в часть не вернулся.
В период уклонения от военной службы он 24 ноября 2012 года совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 111 УК РФ, в связи которым в отношении него было возбуждено уголовное дело и избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.
После осуждения его за это преступление приговором от 27 февраля 2013 года М. продолжал уклоняться от прохождения военной службы, однако 13 мая 2013 года обратился в военную прокуратуру Махачкалинского гарнизона, заявив о себе как о военнослужащем, самовольно оставившим воинскую часть.
24 мая 2013 года, находясь под стражей по постановлению военного суда, М. в г. Махачкале, введя в заблуждение конвой, под предлогом необходимости попрощаться с родственниками, совершил побег из-под стражи, а задержан был в Кемеровской области 4 августа 2015 года.
При назначении М. наказания суд в приговоре в качестве смягчающих обстоятельств привёл его раскаяние, явку с повинной, семейное положение, нахождение на иждивении двоих малолетних детей, потребность возврата денежных средств, взятых в долг на лечение отца, а также характеристику его соседями и администрацией по месту призыва на службу.
Проверив уголовное дело по представлению прокурора, суд второй инстанции пришёл к выводу о том, что гарнизонный военный суд явно переоценил значение смягчающих обстоятельств и не дал должной оценки другим данным, свидетельствующим о достаточно высокой степени общественной опасности действий виновного.
При назначении наказания не были в полной мере учтены конкретные обстоятельства совершённых М. преступлений, предусмотренных пп. «б», «в» ч. 2 ст. 335, ч. 1 ст. 338 и ч. 1 ст. 313 УК РФ, что повлекло назначение ему явно несправедливого вследствие мягкости наказания за каждое преступление и их совокупность.
Деяния М., выразившиеся в неуставных действиях, связанных с насилием над сослуживцами, унижением их чести и достоинства, издевательством над ними, способы насилия и глумления над военнослужащими, значительное число пострадавших, а также длительность уклонения его от военной службы, побег из-под стражи, свидетельствовали о повышенной общественной опасности содеянного и личности осуждённого.
Между тем мера наказания по инкриминированным ему статьям уголовного закона должна была отвечать принципу социальной справедливости, предусмотренному статьей 6 УК РФ.
К тому же, как отмечено в апелляционном определении, при оценке личности виновного гарнизонный военный суд оставил без внимания сведения из служебной характеристики М., зарекомендовавшего себя по службе с отрицательной стороны.
При таких обстоятельствах суд второй инстанции пришёл к выводу об отсутствии основания для того, чтобы рассматривать приговор в отношении М. справедливым, поскольку назначенное ему наказания было явно несоразмерным содеянному, несоответствующим общественной опасности совершённых преступлений, личности виновного и не отвечало задачам его исправления.
С учётом положений ч. 1 ст. 389.24 УПК РФ о том, что обвинительный приговор может быть изменен в сторону ухудшения положения осужденного по представлению прокурора, приговор в отношении М. судебной коллегией окружного военного суда был изменён.
М. назначено наказание в виде лишения свободы на основании пп. «б», «в» ч. 2 ст. 335 УК РФ сроком 1 год 6 месяцев, ч.1 ст.338 УК РФ - 2 года, ч.1 ст.313 УК РФ - 1 год. По совокупности преступлений окончательное наказание ему определено в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путём частичного сложения наказаний в виде лишения свободы на срок 3 года, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Вместе с тем характер основной части ошибок по вопросам, связанным с назначением наказания, учитывая определённый опыт работы, имеющейся у судей их допустивших, свидетельствует скорее не о незнании ими положений материального закона, а о невнимательности, небрежности при его применении и недостаточной досудебной подготовке.
Показательным в данном отношении является ряд примеров.
[54]