В каком случае военнослужащий не признаётся получившим увечье при исполнении обязанностей военной службы?

Военнослужащий не признается получившим увечье (ранение, травму, контузию) при исполнении обязанностей военной службы, если это явилось следствием самовольного нахождения вне расположения воинской части.
    М. обратился в гарнизонный военный суд с заявлением, в котором оспорил заключение военно-врачебной комиссии о том, что увечья получены им в период прохождения военной службы и просил обязать эту комиссию пересмотреть заключение на предмет наличия причинной связи увечий с исполнением обязанностей военной службы.
    Решением гарнизонного военного суда заявление удовлетворено.
    В апелляционном порядке решение суда отменено и принято новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований.      
    Суд первой инстанции исходил из того, что М. получил увечья при исполнении обязанностей военной службы, так как в момент дорожно-транспортного происшествия, в результате которого заявитель пострадал, он следовал к месту военной службы из отпуска.
    Однако такой вывод суда является необоснованным.
    По делу установлено, что с 28 марта по 11 апреля 2013 года М. находился в дополнительном отпуске, а 12 апреля того же года должен был явиться в воинскую часть. Однако к назначенному сроку в воинскую часть М.  не прибыл, об уважительных причинах неявки командованию не сообщил. 14 апреля 2013 года при поездке на маршрутном такси в результате дорожно-транспортного происшествия заявитель получил увечья.
    В соответствии с подп. «а» п. 2 ст. 37 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» военнослужащий не признается получившим увечье  (ранение, травму, контузию) при исполнении обязанностей военной службы, если это явилось следствием самовольного нахождения вне расположения воинской части, за исключением случаев, предусмотренных подпунктами «л», «м», «н», «о», «п» и «р» этой статьи.
Таких случаев по данному делу не имелось. В предусмотренном ст. 93.15 Устава гарнизонной, комендантской и караульной служб Вооруженных Сил Российской Федерации порядке военным комендантом гарнизона командиру воинской части не сообщалось о невозможности прибытия М. к месту военной службы вследствие заболевания или иных независящих от него обстоятельств. Отсутствовали сведения и о предоставлении ему военным комендантом гарнизона отпуска по личным обстоятельствам. По приказу командира воинской части М. полагался прибывшим из отпуска с 16 апреля 2013 года.
При таких обстоятельствах отсутствовали предусмотренные подп. «и» п. 1 ст. 37 вышеназванного Федерального закона условия, когда М., как следовавший к месту военной службы, мог считаться исполняющим обязанности военной службы, поскольку он в момент получения увечий самовольно находился вне расположения воинской части.
<23>