Является ли отсутствие сведений о члене семьи военнослужащего в договоре найма служебного жилого помещения основанием для признания его не приобретшим права пользования этим жилым помещением?

Отсутствие сведений о члене семьи военнослужащего в договоре найма служебного жилого помещения не является основанием для признания его не приобретшим права пользования этим жилым помещением.
Решением Федерального государственного казенного учреждения «Восточное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны РФ от 7 декабря 2012 года Н., его жена, сын и дочь приняты на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, в избранном месте жительства в г. Балашиха Московской области.
По просьбе Н. способ обеспечения его семьи жилым помещением был изменен на жилищную субсидию с внесением соответствующих сведений в Единый реестр военнослужащих, нуждающихся в жилых помещениях.
5 октября 2016 года заместитель начальника Федерального государственного казенного учреждения «Западное региональное управление жилищного обеспечения» (ЗРУЖО) письменно уведомил Н. об исключении его дочери из единого реестра на том основании, что в связи с достижением 23-х летнего возраста последняя, в силу пункта 5 статьи 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих», перестала относиться к членам семьи военнослужащего и поэтому не имеет права на социальные льготы, установленные для этой категории граждан. Решением ЗРУЖО Н. была предоставлена субсидия на приобретение жилого помещения без учета дочери.
В административном исковом заявлении Н.просил признать указанные решения ЗРУЖО незаконными, обязать начальника ЗРУЖО отменить их в части размера субсидии и повторно рассмотреть вопрос о ее предоставлении для приобретения жилого помещения на семью в составе 4 человек с учетом дочери и ранее перечисленных денежных средств.
Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд удовлетворил заявление полностью.
Оставляя это решение без изменения, окружной военный суд в расширенном виде сформулировал в своем определении мотивы для удовлетворения иска, которые заслуживают внимания и могут быть использованы при разрешении аналогичных административных дел.
В соответствии с пунктом 1 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» жилые помещения предоставляются военнослужащему и членам его семьи при условии их совместного проживания по основаниям, предусмотренным статьей 51 ЖК РФ.
Как следует из материалов дела, Н., его супруга и двое детей, включая дочь А. 1990 года рождения, были приняты на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, в избранном месте жительства. Тем самым уполномоченный орган Министерства обороны РФ фактически признал факт их совместного проживания.
Поскольку в настоящее время семья Н. в том же составе продолжает проживать в служебном жилом помещении по месту военной службы истца, и это обстоятельство сторонами не оспаривается, суд первой инстанции правомерно полагал, что денежная субсидия на приобретение (строительство) жилого помещения должна быть предоставлена на 4-х членов семьи.
Достижение 23-х летнего возраста не влечет для его дочери утрату права на обеспечение жилым помещением в качестве члена семьи военнослужащего, так как это обстоятельство не указано в числе оснований для снятия граждан с учета, предусмотренных частью 1 статьи 56 ЖК РФ.
В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, содержащимися в пункте 25 постановления от 29 мая 2014 года № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», при решении вопроса о том, кого следует относить к членам семьи военнослужащего, имеющим право на обеспечение жильем, судам следует руководствоваться нормами ЖК РФ и Семейного кодекса РФ. В связи с этим следует признать несостоятельным довод жалобы о том, что принадлежность лица к членам семьи военнослужащего в сфере жилищных правоотношений должна определяться исключительно на основании пункта 5 статьи 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих» без учета норм жилищного и семейного законодательства.
Действительно, часть 5 статьи 100 ЖК РФ не допускает применения к пользованию служебными жилыми помещениями правил, предусмотренных частью 1 статьи 69 ЖК РФ. Однако это обстоятельство не ограничивает право дочери истца пользоваться жилым помещением наравне с другими членами семьи в соответствии с частью 2 статьи 31 ЖК РФ, правила которой применяются к пользованию служебными жилыми помещениями на основании части 5 статьи 100 ЖК РФ.
Принимая во внимание, что глава 10 ЖК РФ, регулирующая вопросы предоставления специализированных жилых помещений и пользования ими, не содержит норм, которые бы устанавливали порядок и условия вселения граждан в служебное жилое помещение, Пленум Верховного Суда РФ в подпункте «д» пункта 41 постановления от 2 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» разъяснил, что в соответствии с типовым договором найма специализированных жилых помещений наниматель вправе вселить в это жилое помещение других лиц в качестве членов своей семьи (например, супруга, детей, родителей) с соблюдением требований, установленных статьей 70 ЖК РФ.
Согласно части 1 статьи 70 ЖК РФ наниматель с согласия членов семьи, в том числе временно отсутствующих, вправе вселить в занимаемое жилое помещение своего супруга, своих детей и родителей. Учитывая, что дочь истца постоянно проживает в служебном жилом помещении, нанимателем которого является Н., следует полагать, что она была вселена в него с согласия остальных членов своей семьи и соблюдением иных требований статьи 70 ЖК РФ.
В связи с этим и согласно правовой позиции Пленума Верховного Суда РФ, сформулированной в пункте 41 постановления от 2 июля 2009 года № 14 отсутствие сведений о дочери истца в договоре найма служебного жилого помещения не является основанием для признания её не приобретшей права на жилое помещение. Иных жилых помещений в пользовании и на праве собственности у неё не имеется, к месту службы истца она прибыла в составе всей семьи и вместе с ними зарегистрирована по адресу воинской части.
Приведенные обстоятельства и нормы материального права опровергают утверждение представителя ЗРУЖО об утрате дочерью истца членства семьи военнослужащего и отсутствии у нее права на обеспечение жилым помещением по правилам статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих».
Принимая во внимание, что решение суда первой инстанции соответствует этим обстоятельствам и отвечает требованиям закона, оснований для его отмены не имеется.
[56]