ЗАДАТЬ ВОПРОС
12 сентября 2016 года в жилищную комиссию Пограничного управления Федеральной службы безопасности РФ по Забайкальскому краю (далее – Управление) обратилась вдова военнослужащего Службы <М>– <Н>, также являющаяся военнослужащим этой Службы, с заявлением о признании её и членов её семьи – сына и дочери нуждающимися в жилом помещении в соответствии со ст. 51 Жилищного кодекса РФ.
Решением жилищной комиссии Управления от 29 сентября 2016 года, утверждённым и.о. начальника Управления 13 октября 2016 года, <Н> в принятии на учёт в качестве нуждающихся в жилых помещениях было отказано на основании п. 3.1 ст. 24 Федерального закона «О статусе военнослужащих», в связи с тем, что общая продолжительность военной службы умершего супруга составила менее 20 лет.
Данное решение жилищного органа <Н> оспорила в <…> гарнизонном военном суде, который своим решением от 9 февраля 2017 года в удовлетворении административного искового заявления отказал.
Проверив материалы дела в апелляционном порядке, окружной военный суд пришёл к следующим выводам.
В соответствии с п. 3.1 ст. 24 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» членам семей военнослужащих (за исключением военнослужащих, участвовавших в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения  военнослужащих), погибших (умерших) в период прохождения военной службы, и членам семей граждан, проходивших военную службу по контракту и погибших (умерших) после увольнения с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, а при общей продолжительности военной службы 20 лет и более вне зависимости от основания увольнения, признанным нуждающимися в жилых помещениях или имевшим основания быть признанными нуждающимися в жилых помещениях в соответствии с Федеральным законом до гибели (смерти) военнослужащего или гражданина, уволенного с военной службы, денежные средства на приобретение или строительство жилых помещений либо жилые помещения предоставляются в порядке и на условиях, которые предусмотрены пп. 1, 16, 18 и 19 ст. 15 и ст. 15.1 Федерального закона, с учетом права военнослужащего или гражданина, уволенного с военной службы, на дополнительную общую площадь жилого помещения на дату его гибели (смерти).
Из содержания приведенной нормы следует, что право на жилищное обеспечение предусмотрено не только в отношении членов семьи погибшего (умершего) военнослужащего, признанных нуждающимися в жилых помещениях до гибели (смерти) военнослужащего, но и в отношении членов семьи погибшего (умершего) военнослужащего, имевших основания быть признанными нуждающимися в жилых помещениях до гибели (смерти) военнослужащего, то есть вне зависимости от того, были они поставлены на учет нуждающихся в жилых помещениях или нет.
Как следует из материалов дела, военнослужащий <М>, заключивший с Министерством обороны РФ первый контракт о прохождении военной службы 3 декабря 1998 года, проходивший военную службу по контракту, заключённому по 14 ноября 2016 года, 23 июня 2016 года исключён из списков личного состава в связи со смертью.
Согласно сообщению начальника Управления от 14 апреля 2017 года № <…> смерть <М> наступила в период прохождения военной службы при исполнении обязанностей военной службы.
<М> в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих не участвовал.
12 сентября 2016 года <Н> как вдова военнослужащего <…> обратилась в жилищную комиссию Управления с заявлением о признании её и членов её семьи – сына и дочери нуждающимися в жилом помещении в соответствии со ст. 51 Жилищного кодекса РФ.
Решением жилищной комиссии Управления, утверждённым начальником Управления, <Н> в принятии на учёт нуждающихся в жилых помещениях по приведённым выше основаниям было отказано.
Признавая данное решение законным, суд первой инстанции исходил из того, что <М> имел общую продолжительность прохождения
военной службы менее 20 лет, увольнению с военной службы по достижению предельного возраста, состоянию здоровья или в связи с организационно- штатными мероприятиями не подлежал, и поэтому не имел оснований для признания его и членов его семьи нуждающимися в жилых помещениях.
Между тем с данным выводом суда первой инстанции согласиться нельзя.
Из вышеприведенных положений п. 3.1 ст. 24 Федерального закона «О статусе военнослужащих» следует, что получение социальной защиты членами семьи военнослужащего, погибшего (умершего) в период прохождения военной службы, не ставится законом в зависимость от продолжительности его военной службы. Данное условие (продолжительность военной службы 10 лет и более) предусмотрено названной нормой только для членов семей граждан, проходивших военную службу по контракту и погибших (умерших) после увольнения с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, равно как и общая продолжительность военной службы 20 лет и более вне зависимости от основания увольнения военнослужащего с военной службы. В рассматриваемом же случае перед жилищной комиссией ставился вопрос о признании нуждающимися членов семьи военнослужащего, умершего в период прохождения военной службы.
Таким образом, судом первой инстанции была неверно истолкована приведенная норма закона. Данное обстоятельство, в силу п. 3 ч. 3 ст. 310 КАС РФ, явилось основанием для отмены решения гарнизонного военного суда и принятия нового решения о частичном удовлетворении административного иска <Н> и признании решения жилищной комиссии Управления, утвержденного и.о. начальника данного Управления, незаконным по основаниям, изложенным выше.
В соответствии с п. 61 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2016 года № 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» исходя из ст. 178, ч. 8 ст. 226 КАС РФ при рассмотрении административного дела об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделённых отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих суд не связан основаниями и доводами, содержащимися в административном исковом заявлении. При этом суд не вправе признать обоснованным оспариваемое решение, действие, бездействие со ссылкой на обстоятельства, не являвшиеся предметом рассмотрения соответствующего органа, организации, лица, изменяя таким образом основания принятого решения, совершенного действия, имевшего место бездействия.
Как следует из выписки из протокола заседания жилищной комиссии от 29 сентября 2016 года № 74, <Н> и членам её семьи в принятии на учёт нуждающихся в жилых помещениях было отказано со ссылкой на подп. 2 п.1 ст. 54 Жилищного кодекса РФ (представлены документы, которые не подтверждают право соответствующих граждан состоять на учёте в качестве нуждающихся в жилых помещения), в связи с тем, что общая продолжительность военной службы <М> составила менее 20 лет, в связи с чем он не имел оснований быть признанным нуждающимся в жилых помещениях.
Иные основания для отказа в принятии <Н> на указанный учёт в данном протоколе не приведены.
С учётом данных обстоятельств окружной военный суд пришёл к выводу о необходимости возложения на начальника и жилищную комиссию данного Управления обязанности повторно рассмотреть заявление <Н> о признании её и членов её семьи нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма.
82

Вы можете купить квартиру в Краснодаре






ПОЛУЧИТЕ БЕСПЛАТНО

  • краткую юридическую консультацию военного юриста
  • консультацию о квартирах в новостройках Краснодара, которые можно купить по программе "Военная ипотека"
ЗАКАЗАТЬ УСЛУГУ