В каком случае вселение военнослужащими в жилые помещения супругов, а также их регистрация по адресу воинской части, в которой военнослужащие проходят военную службу не являются действиями по намеренному ухудшению жилищных условий?

Не являются действиями по намеренному ухудшению жилищных  условий вселение военнослужащими в жилые помещения супругов, а также их регистрация по адресу воинской части, в которой военнослужащие проходят военную службу, если до вселения или регистрации по адресу воинской части указанные лица произвели действия по прекращению права пользования жилыми помещениями в связи с выездом к месту прохождения военнослужащими военной службы при вступлении с ними в брак.
        
000, заключивший первый контракт о прохождении военной службы после 1 января 1998 г., с июня 2005 г. проходит военную службу войсковой части 000 с местом дислокации в н.п. 000-2 Речицкого сельского поселения 000ского района 000ой области и в связи с достижением 20 лет выслуги на военной службе решением Федерального государственного казенного учреждения «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации (г. 000) (далее – ЗРУЖО) от 24 февраля 2015 года принят на учет нуждающихся в жилом помещении по договору социального найма в избранном месте жительства в г. 000.
В январе 2015 г. 000 заключил брак с гражданкой Мотреску, которая была зарегистрирована по месту жительства в жилом доме, находящимся в г. 000 000ой области, принадлежащем на праве собственности ее родителям и братьям.
В ноябре того же года супруга административного истца снялась с регистрационного учета по месту жительства и зарегистрировалась по адресу войсковой части 000 (н.п. 000 – 2). При этом 000 вселил супругу в усыновленном порядке в квартиру, предоставленную ему в качестве служебной в п. Красный Стяг Речицского сельского поселения 000ского района 000ой области.
Решением  начальника отделения (территориального, г. 000) ЗРУЖО от 24 марта 2017 г. 000у отказано в удовлетворении заявления о включении в единый реестр военнослужащих, принятых на учет нуждающихся в жилых помещениях, его супруги со ссылкой на то, что она была обеспечена жилым помещением более учетной нормы, установленной решением Совета народных депутатов г. 000а, а, снявшись с регистрационного учета по прежнему месту жительства и зарегистрировавшись по месту службы мужа, намеренно ухудшила жилищные условия.
000 оспорил указанное решение должностного лица в 000ом гарнизонном военном суде, который в удовлетворении его требований отказал по тем же мотивам, что и должностное лицо жилищного органа.
Отменяя решение гарнизонного военного суда в связи с неправильным применением норм материального права и принимая новое решение об удовлетворении требований 000а, суд апелляционной инстанции, применил положения подп. «а» п. 4 Инструкции о предоставлении военнослужащим – гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах РФ, жилых помещений по договору социального найма, утвержденной приказом Министра обороны РФ от 30 сентября 2010 года № 1280, согласно которым не являются действиями по намеренному ухудшению жилищных условий вселение военнослужащими в жилые помещения супругов, а также их регистрация по адресу воинской части, в которой военнослужащие проходят военную службу, если до вселения или регистрации по адресу воинской части указанные лица произвели действия по прекращению права пользования жилыми помещениями в связи с выездом к месту прохождения военнослужащими военной службы при вступлении с ними в брак.
При этом судебная коллегия с учетом того обстоятельства, что Мотреску снялась с регистрационного учета с места жительства в г. 000 и зарегистрировалась по адресу воинской части в н.п. 000-2, вселилась в установленном порядке в служебную квартиру, предоставленную мужу – военнослужащему, то есть переехала к новому месту жительства из одного муниципального образования в другое - к месту службы 000а, пришла к выводу, что ее действия по прекращению права пользования жилым помещением, собственниками которого являются ее родственники, не могут быть признаны намеренным ухудшением жилищных условий.
<60>