В каком случае денежная компенсация за наем жилого помещения выплачивается в повышенном размере?

Денежная компенсация за наем жилого помещения выплачивается военнослужащим в повышенном размере в случае совместного проживания с ними трех и более членов семьи.
С октября 2015 года для офицеров, прапорщиков и мичманов размер денежной компенсации определяется не количеством совместно проживающих с ними членов семьи, а фактическим расходам по договору найма жилья.
    
Начальник филиала управления финансового обеспечения обратился в суд с исковым заявлением о взыскании с Б. 45000 рублей в счет возмещения ущерба, связанного с установлением воинской части З. и П. за период с мая 2014 года по октябрь 2015 года денежной компенсации за наем жилого помещения в городе Ахтубинске в повышенном размере по 5400 рублей в месяц, исходя из того, что с ними проживает по три члена семьи. Однако в указанный период сын первого из них в связи с обучением проживал в городе В., а дочь второго – в городе Б, а поэтому не могли учитываться как совместно проживающие с этими военнослужащими члены семьи.
Решением гарнизонного военного суда в удовлетворении исковых требований отказано.
Суд признал, что действия ответчика по изданию приказов о выплате военнослужащим денежной компенсации за наем жилых помещений не повлекли причинение воинской части реального ущерба.
При этом суд сослался на то, что согласно вступившим в законную силу решениям гарнизонного военного суда от 6 и 8 декабря 2016 года отказано в удовлетворении исковых заявлений начальника управления финансового обеспечения о взыскании с П. и  З. в качестве неосновательного обогащения выплаченных им денежных сумм за наем жилья.
Кроме того, в решении суда указано, что из заключений по материалам административных расследований, проведенных командованием воинской части, усматривается, что выплаты П. и З. денежной компенсации за наем жилых помещений осуществлялись правомерно и наличие материального ущерба не установлено, что подтверждается вышеназванными решениями суда.
При рассмотрении дела в апелляционном порядке эти выводы гарнизонного военного суда признаны ошибочными.
Согласно ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.
Решения гарнизонного военного суда от 6 и 8 декабря 2016 года этим условиям не отвечают, так как приняты по делам, в которых Б. участия не принимал. К тому же основанием для отказа судом в удовлетворении исков к П. и З. явилось то, что выплата денежной компенсации за наем жилых помещений производилась на основании приказов командира воинской части.
Кроме того, в апелляционных определениях по названным делам указано, что законность издания командиром воинской части приказов об установлении ответчикам размера денежной компенсации не являлась предметом судебного разбирательства по этим делам.
Не могли являться по настоящему делу надлежащим доказательством заключения по материалам административных расследований, поскольку они утверждены самим ответчиком и составлены по результатам проведенных по его же указанию расследований.
Других доказательств в обоснование отказа в удовлетворении исковых требований судом первой инстанции не приведено.
В соответствии со ст. 2 и 3 и п. 3 ст. 4 Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих» военнослужащие несут материальную ответственность только за причиненный по их вине реальный ущерб, под которым, в частности, понимаются излишние денежные выплаты, произведенные воинской частью.
Командиры (начальники), нарушившие своими приказами (распоряжениями) установленный порядок расходования имущества или не принявшие необходимых мер к предотвращению излишних денежных выплат, что повлекло причинение ущерба, несут материальную ответственность в размере причиненного ущерба, но не более одного оклада месячного денежного содержания и одной месячной надбавки за выслугу лет.
В соответствии с п. 3 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, и членам их семей до получения жилых помещений предоставляются служебные жилые помещения, пригодные для временного проживания, жилые помещения маневренного фонда или общежития. В случае отсутствия указанных жилых помещений воинские части арендуют жилые помещения для обеспечения военнослужащих и членов их семей или по желанию военнослужащих ежемесячно выплачивают им денежную компенсацию за наем (поднаем) жилых помещений в порядке и размерах, которые определяются Правительством Российской Федерации.
В соответствии с п. 2 постановления Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 года № 909 «О порядке выплаты денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений военнослужащим – гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту, гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы, и членам их семей» (в редакции, действовавшей до 30 сентября 2015 года) размеры денежной компенсации повышаются на 50 процентов в случае совместного проживания с военнослужащим трех и более членов семьи.
По делу установлено, что одна из дочерей П. с августа 2012 года по июнь 2016 года обучалась по очной форме в техникуме железнодорожного транспорта, проживала в это время в городе В. В. области, где имела постоянную регистрацию. С сентября 2013 года сын З. обучается в В. государственном университете, проживает в городе В., где имеет постоянную регистрацию.
Следовательно, в оспариваемый период с указанными военнослужащими проживало по двое членов их семей, а поэтому права на получение денежной компенсации за наем жилых помещений в повышенном на 50 процентов размере они не имели.
Вместе с тем исковые требования удовлетворены частично по следующим основаниям.
В п. 2 вышеназванного постановления Правительства Российской Федерации (в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 18 сентября 2015 года № 989, действующей с 30 сентября 2015 года) установлено, что денежная компенсация за наем (поднаем) жилых помещений военнослужащим – гражданам Российской Федерации, имеющим воинское звание офицера, прапорщика или мичмана, проходящим военную службу по контракту, и членам их семей выплачивается в размере фактических расходов, но не выше размеров, определенных исходя из норматива общей площади жилого помещения.

Следовательно, с октября 2015 года для З. изменился размер подлежащей выплате ему денежной компенсации, который стал определяться не количеством совместно проживающих с ним членов семьи, а фактическим расходом по договору найма жилья.
Из имеющейся в материалах дела копии договора найма З. жилого помещения от 1 января 2015 года следует, что он обязался за пользование жилым помещением оплачивать ежемесячно по 5500 рублей.
Поэтому указанная в приказе командира воинской части от 1 декабря 2015 года денежная компенсация за наем жилого помещения, которая подлежала выплате З. за октябрь 2015 года, в сумме 5400 рублей не превышала размер фактических расходов.
В связи с этим является ошибочным содержащийся в исковом заявлении вывод о том, что денежная компенсация за наем жилого помещения излишне выплачена       З. за октябрь 2015 года в сумме 1800 рублей.
На основании приказов командира воинской части Б., изданных за период с июня 2014 года по декабрь 2015 года, П. и З. была выплачена денежная компенсация за наем жилых помещений в размере по 5400 рублей в месяц вместо 3600 рублей. В связи с этим ущерб в общей сложности составил 43200 рублей.
Один оклад месячного денежного содержания и одна месячная надбавка за выслугу лет Б. составляют 85720 рублей.
С учетом изложенного судом апелляционной инстанции принято новое решение о привлечении ответчика к материальной ответственности в размере причиненного ущерба.
<41>