При каких условиях возможна повторное обеспечение жилым помещением если супруга военнослужащего по своему выбору реализовала право на обеспечение жилым помещением в составе семьи отца-военнослужащего?

Если супруга военнослужащего по своему выбору реализовала право на обеспечение жилым помещением в составе семьи отца –военнослужащего, повторное обеспечение ее жилым помещением в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих»  допускается лишь при выполнении условий, предусмотренных пунктом 14 статьи 15 данного закона.
        
Решением ФГКУ «Западрегионжилье» С. вместе с двумя детьми принят на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, в избранном месте жительства в Санкт-Петербурге.  Супруге истца  отказано в принятии на учет на том основании, что в 2000 году она в составе семьи военнослужащего в порядке реализации  государственного жилищного сертификата стала собственником ¼ доли жилого помещения, а в 2011 году подарила  свою долю матери.  При таких обстоятельствах ответчиком сделан вывод о том, что она не имеет права на повторное обеспечение жилым помещением  от Министерства обороны РФ.

В заявлении в суд   С. просил признать указанное решение ФГКУ «Западрегионжилье» незаконным и обязать ответчика рассмотреть вопрос о принятии его супруги на учет нуждающихся в жилых помещениях.

Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд удовлетворил заявление в полном объеме и указал в решении, что обеспечение  жилым помещением  в составе семьи военнослужащего в г. Саратове в 2000 году в порядке реализации государственного жилищного сертификата не является препятствием для принятия  супруги истца  на жилищный учет, поскольку со дня отчуждения в декабре 2011 года принадлежащей ей  ¼ доли жилого помещения истек пятилетний срок, предусмотренный статьей 53 ЖК РФ. С 1999 года она является членом семьи истца, постоянно проживала совместно с ним по месту службы в различных регионах страны, в настоящее время зарегистрирована в Санкт-Петербурге по адресу военной академии и проживает с семьей в общежитии.

Ленинградский окружной военный суд отменил решение по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, 29 мая 2000 года К. в связи с увольнением с военной службы  был выдан государственный жилищный сертификат на состав семьи 4 человека, включая его дочь – С., которая с 1999 года состоит в  браке с истцом. В том же году по договору купли-продажи с использованием сертификата К. и членами его семьи в общую долевую собственность была приобретена  трехкомнатная квартира общей площадью 60 кв.м. в г. Саратове. Таким образом, в период брака с военнослужащим С., его супруга С. в качестве члена другой семьи военнослужащего была обеспечена жилым помещением, в котором стала собственником ¼ доли общей площади.

Согласно пункту 9 статьи 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих» (в редакции в период реализации сертификата) военнослужащие, граждане, уволенные с военной службы, и члены их семей, имеющие право на льготы, гарантии и компенсации в соответствии с настоящим Федеральным законом, пользуются льготами, гарантиями и компенсациями, установленными для граждан федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, а также нормативными правовыми актами органов местного самоуправления. Если указанные лица одновременно имеют право на получение одной и той же льготы, гарантии и компенсации по нескольким основаниям, то им предоставляются по их выбору льгота, гарантия и компенсация по одному основанию, за исключением случаев, особо предусмотренных федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Поскольку С. по своему усмотрению реализовала право на жилое помещение в качестве члена семьи военнослужащего К., требование о принятии ее на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, следует признать необоснованным, поскольку оно противоречит указанной правовой норме, содержащей запрет на повторное использование членом семьи военнослужащего одноименной льготы.

Это положение закона суд первой инстанции не учел, в результате чего пришел к выводу о возможности сверхнормативного предоставления члену семьи военнослужащего гарантии, установленной Федеральным законом «О статусе военнослужащих». Однако данный вывод противоречит   правовой позиции Конституционного Суда РФ, сформулированной в определении от 27 июня 2017 года № 1267-О в виде запрета на предоставление жилых помещений военнослужащим (и членам их семей), которые не выполнили требования пункта 14 статьи 15 названного закона и не представили документы об освобождении жилого помещения. Поскольку супруга истца не выполнила условия, установленные законом для членов семьи военнослужащего, она не вправе претендовать на жилое помещение даже по истечении пятилетнего срока, предусмотренного статьей 53 ЖК РФ.

Доводы истца о непреднамеренном и формальном участии супруги в процессе реализации государственного жилищного сертификата  не являются юридически значимыми, поскольку в соответствии с абзацем 1 раздела 4 Федеральной целевой программы участие в ней является добровольным и реализуется с согласия граждан, которое они выражают  путем составления  заявления  и иных документов по установленной форме. Таким образом, участие супруги истца в Программе носило осознанный и целенаправленный характер в интересах приобретения жилого помещения.

Не может приниматься во внимание и то обстоятельство, что супруга истца фактически не пользовалась жилым помещением, так как оно не умаляет принадлежавшего ей  права собственника по владению, пользованию и распоряжению жилым помещением.

Вопреки мнению истца размер доли  супруги, составляющей 15 кв.м. общей площади в жилом помещении, приобретенном по сертификату, не является критерием для определения уровня обеспеченности его семьи  жильем. Таким критерием выступает размер безвозмездной субсидии, который рассчитывается по специальной формуле, определенной в разделе 5 Программы, с учетом численности семьи.

Из имеющихся в деле доказательств, в частности выписки из Единого государственного реестра недвижимости, видно, что жилое помещение в г. Саратове было приобретено в 2000 году в порядке реализации государственного жилищного сертификата на семью в составе 4 человек по ¼ доли  общей площади.  Таким образом, на каждого участника Программы размер субсидии определялся по формуле из расчета по 18 кв.м. социальной нормы общей площади жилья. Следовательно, при решении вопроса о наличии либо отсутствии оснований для принятия С. на учет нуждающихся надлежит исходить из объема предоставленных государством денежных средств, но не размера общей площади приобретенного за счет субсидии жилого помещения, как ошибочно полагает истец. В связи с этим  его предположение о возможности предоставления жилого помещения по правилам части 8 статьи 57 ЖК РФ с учетом сделки, совершенной  супругой, не имеет под собой законных оснований.

При изложенных обстоятельствах окружной военный суд пришел  к выводу о том, что суд первой инстанции неправильно применил нормы материального права, а принятое им решение не отвечает требованиям законности и обоснованности, предусмотренным статьей 176 КАС РФ, в связи с чем  отменил его и принял новое решения об отказе в удовлетворении иска на основании имеющихся в деле доказательств.
[59]