Осуществляется ли уменьшение норматива общей площади жилого помещения, на которую в результате совершенных военнослужащим действий и гражданско-правовых сделок уменьшился размер занимаемых жилых помещений?

Уменьшение норматива общей площади жилого помещения, на которую в результате совершенных военнослужащим и (или) членами его семьи действий и гражданско-правовых сделок уменьшился размер занимаемых (имеющихся) жилых помещений или в отношении которой произведено их отчуждение, осуществляется при расчете жилищной субсидии независимо от причин совершения гражданами указанных действий и сделок.
Старший прапорщик Королев с сыном с 2002 г. состоят на учете нуждающихся в жилых помещения, избрав формой обеспечения жильем в предоставление субсидии для приобретения или строительства жилого помещения (далее - жилищная субсидия).
В 2007 г. с использованием кредитных средств, полученных Королевым, его супругой и гражданином Ушаковым было приобретено жилое помещение в г. Москве, общей площадью 39,2 кв.м., оформленное на супругу административного истца.
Вступившим в законную силу определением Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 16 марта 2017 г. утверждено мировое соглашение, по которому вышеуказанные заемщики в счет исполнения решения того суда от 15 июня 2016 г. для погашения задолженности по кредитному договору взяли на себя обязательство передать взыскателю в собственность названную квартиру.
Указанное мировое соглашение сторонами исполнено.
Решением ДЖО от 9 апреля 2018 г. в учетные данные Королева внесены изменения, в соответствии с которыми норма предоставления жилого помещения при расчете причитающейся ему на двух человек жилищной субсидии уменьшена на 19,6 кв.м. – до 22,4 кв.м.
Удовлетворяя административное исковое заявление Королева, оспорившего решение жилищного органа, Московский ГВС суд исходил из того, что действия административного истца по отчуждению жилого помещения были произведены вследствие исполнения судебного решения, которым на указанное жилое помещение обращено взыскание суммы долга по кредитному договору, и не имеют своей целью увеличение размера причитающейся жилищной субсидии, а значит, не являются действиями, направленными на сверхнормативное обеспечение жильем за счет государства.
При этом суд первой инстанции применил правовые позиции, содержащиеся в определении Конституционно Суда Российской Федерации от 17 июля 2014 г. № 1661-О.
Отменяя решение ГВС и принимая новое об отказе в удовлетворении требований Королева, суд второй и инстанции исходил из следующего.
Действительно, согласно приведенному определению Конституционно Суда Российской Федерации положения частей 7 и 8 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, основанные на вытекающем из Конституции Российской Федерации принципе социальной справедливости, направлены на предотвращение необоснованного сверхнормативного предоставления государственного и муниципального жилья, а по смыслу статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации ограничения в постановке граждан на учет нуждающихся в жилых помещениях должны считаться допустимыми лишь в том случае, если гражданами совершались умышленные действия с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий, могущего привести к состоянию, требующему участия со стороны органов государственной власти и местного самоуправления в обеспечении их другим жильем. При этом применение статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации должно осуществляться в системе действующего правового регулирования во взаимосвязи с пунктом 5 статьи 10 ГК Российской Федерации, согласно которому добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.
Однако данные правовые позиции по настоящему делу применены неправильно.
В соответствии с пунктом 4 Правил расчета субсидии для приобретения или строительства жилого помещения (жилых помещений), предоставляемой военнослужащим - гражданам Российской Федерации и иным лицам в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих» (далее – Правила) установленный норматив общей площади жилого помещения уменьшается на общую площадь жилых помещений, на которую в результате совершенных военнослужащим и (или) членами его семьи действий и гражданско-правовых сделок уменьшился размер занимаемых (имеющихся) жилых помещений или в отношении которой произведено отчуждение. Такое уменьшение производится в течение 5 лет со дня совершения указанных действий или гражданско-правовых сделок.
Приведенные выше положения об уменьшении размера субсидии не поставлены в зависимость от целей и причин совершения гражданами указанных действий и сделок, а корреспондируются с нормами примененной жилищным органом ч. 8 ст. 57 ЖК РФ аналогичного содержания.
Названные положения в свою очередь вытекают из нормы об учете при предоставлении жилья жилых помещений, находящихся у граждан в собственности (ч. 7 ст. 57 ЖК РФ).
Поскольку в период брака супругой административного истца было приобретено в собственность жилое помещение, общей площадью 39,2 кв.м., оно в силу положений ст. 34, 39 СК РФ являлось совместной собственностью административного истца и его супруги, и на каждого из них приходилось по ½ указанного жилого помещения, то есть по 19,6 кв.м. общей площади жилого помещения.
Указанная доля в жилом помещении подлежала бы учету как при предоставлении административному истцу жилого помещения, так и жилищной субсидии (ч. 7 ст. 57 ЖК РФ и п. 4 Правил).
Однако в 2017 г. это жилое помещение административным истцом отчуждено, в связи с чем в силу приведенных выше положений п. 4 Правил установленный норматив общей площади жилого помещения при расчете субсидии жилищным органом был обоснованно уменьшен.
<61>