Обоснован ли отказ в предоставлении жилого помещения военнослужащему, который по условиям соглашения с командованием оплатил за счет собственных средств общую площадь, превышающую норму ее предоставления?

Отказ в предоставлении жилого помещения военнослужащему, который по условиям соглашения с командованием оплатил за счет собственных средств общую площадь, превышающую норму ее предоставления, признан необоснованным.
Решением Выборгского гарнизонного военного суда отказано в удовлетворении административного искового заявления Ш. о признании незаконным решения жилищной комиссии Пограничного управления ФСБ России по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области от 24 января 2017 года об отмене ранее принятого решения о предоставлении ему вместе с членами семьи в собственность жилого помещения в Санкт-Петербурге.
Принимая данное решение, суд установил, что ранее административный истец необоснованно отказался от предложенной ему на семью в составе трех человек квартиры по установленным нормам предоставления, а поэтому в соответствии с пунктом 19 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» он имеет право лишь на жилищную субсидию.
Ленинградский окружной военный суд отменил решение суда первой инстанции по следующим основаниям.
Как усматривается из материалов дела, Ш., назначен на воинскую должность после окончания военной образовательной организации высшего образования и получения в связи с этим офицерского воинского звания 21 июня 1997 года.
Следовательно, в силу абзаца третьего пункта 1 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» Ш. относится к категории военнослужащих, которые в случае признания нуждающимися в жилых помещениях имеют право на предоставление субсидии для приобретения или строительства жилого помещения либо на жилые помещения, находящиеся в федеральной собственности, по выбору указанных граждан в собственность бесплатно или по договору социального найма с указанным федеральным органом исполнительной власти или федеральным государственным органом по месту военной службы, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более - по избранному месту жительства в соответствии с нормами предоставления площади жилого помещения, предусмотренными статьей15.1 настоящего Федерального закона.
В связи с предстоящим увольнением с военной службы по организационно-штатным мероприятиям Ш. 16 января 2015 года был принят на учет нуждающихся в жилых помещениях в избранном месте жительства – Санкт-Петербурге, а 21 мая того же года ему предоставлена по договору социального найма отдельная двухкомнатная квартира в Санкт-Петербурге, которая соответствовала санитарным и техническим требованиям, и нормам предоставления, установленным статьей 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих».
Однако Ш. от предложенного жилья отказался по той причине, что ранее оно находилось в пользовании другого военнослужащего.
Действительно, в силу пункта 19 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащим, отказавшимся от предложенного жилого помещения, соответствующего установленным требованиям, с 1 января 2014 года предоставляется жилищная субсидия.
Однако, применяя названную норму, суд первой инстанции не учел направленность установленного ею правового регулирования и характер действий сторон в спорных правоотношениях, которые имели существенное значение для дела.
Вопреки выводам суда, приведенная норма закона не носит запретительный характер. Она направлена на предотвращение злоупотребления правом со стороны военнослужащих при обеспечении жилыми помещениями путем изменения избранного места жительства, отказа от пригодного для проживания и соответствующего нормам жилья, что побуждает органы военного управления осуществлять для них строительство нового жилья, в том числе в иных населенных пунктах. Это влечет дополнительные временные и финансовые затраты на реализацию жилищных прав военнослужащих.
В этой связи законодатель в качестве альтернативы предусмотрел предоставление таким военнослужащим аналогичной по характеру социальной гарантии в виде жилищной субсидии, за счет которой они могут самостоятельно приобрести или построить жилые помещения без участия органов военного управления.
Между тем жилищный орган не применил к Ш. приведенные последствия злоупотребления правом и в связи с отсутствием денежных средств на выплату жилищной субсидии предложил ему в собственность бесплатно другое жилое помещение в Санкт-Петербурге общей площадью 76,1 кв. м. с условием оплаты превышающей норму предоставления площади, на что истец дал письменное согласие.
8 сентября 2016 года между Ш. и командованием Пограничного управления ФСБ России по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области было заключено соглашение об оплате излишней площади жилого помещения, во исполнение которого истец 23 сентября 2016 года осуществил платеж на сумму 653344 руб. После выполнения Ш. условий соглашения указанное жилое помещение было предоставлено Ш. в собственность.
Указанные действия сторон соответствовали порядку предоставления военнослужащим жилья в собственность бесплатно общей площадью, превышающей установленные нормы, предусмотренному пунктом 16 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и Правилами оплаты военнослужащими, гражданами, уволенными с военной службы, признанными нуждающимися в жилых помещениях федеральным органом исполнительной власти или федеральным государственным органом, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, общей площади жилого помещения, превышающей норму предоставления площади жилого помещения, установленную статьей15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих», утвержденными постановлением Правительства РФ от 24 октября 2013 года № 942.
В силу статьи 10 ЖК РФ жилищные права и обязанности возникают не только из оснований, предусмотренных законодательными и иными нормативными правовыми актами, но и из договоров и иных сделок, предусмотренных федеральным законом, вследствие действий участников жилищных отношений или наступления событий, с которыми федеральный закон или иной нормативный правовой акт связывает возникновение жилищных прав и обязанностей.
Заключенное между Ш. и командованием соглашение, предусмотренное законом и выполненное сторонами в полном объеме, свидетельствует о возникновении для уполномоченного органа обязательства по предоставлению истцу жилого помещения.
В соответствии с пунктом 1 статьи 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается, за исключением случаев, предусмотренных этим Кодексом, законами или иными правовыми актами.
Пунктом 4 соглашения были определены только два случая, при которых соглашение считается незаключенным и не влечет правовых последствий: отказ плательщика от подписи и нарушение сроков представления подписанного соглашения и документов, подтверждающих оплату излишней площади жилья. Таких обстоятельств по делу не установлено.
В иных случаях взятые сторонами обязательства могли быть прекращены только в добровольном порядке по соглашению между ними (пункт 3 статьи 407 ГК РФ) либо путем признания в судебном порядке сделки недействительной (статьи 166, 167 ГК РФ).
Поскольку никаких действий, направленных на прекращение соглашения в установленном законом порядке, органом военного управления и истцом совершено не было, оно является действующим и должно исполняться согласно указанным в нем условиям.
Принимая во внимание, что стороны исполнили условия соглашения, решение жилищной комиссии Пограничного управления ФСБ России по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области об отмене ранее принятого решения о предоставлении истцу в собственность жилого помещения в Санкт-Петербурге следовало расценивать как запрещенный законом односторонний отказ органа военного управления от исполнения обязательства.
При таких обстоятельствах окружной военный суд признал ошибочным вывод гарнизонного военного суда о том, что у жилищной комиссии имелись достаточные основания для отмены своего предыдущего решения о предоставлении жилого помещения истцу, состоящему на учете нуждающихся в жилых помещениях на законных основаниях.
Поскольку этот вывод был сделан без учета фактических обстоятельств и не отвечал нормам материального закона, окружной военный суд отменил решение суда и принял новое решение об удовлетворении иска путем возложения на жилищный орган обязанности отменить оспариваемое решение жилищной комиссии.
[57]