Имеет ли право военнослужащий претендовать на получение служебного помещения в случае вселения в жилое помещение, расположенное по месту прохождения военной службы?

Военнослужащий, вселившись в принадлежащее отцу жены расположенное по месту прохождения военной службы жилое помещение, в котором его супруга проживает в качестве члена семьи собственника этого жилого помещения, не имеет права претендовать на получение служебного жилого помещения.
    
Решением начальника  отдела федерального государственного казенного учреждения «Южное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации (далее – отдел жилищного обеспечения) проходящий военную службу по контракту Д. снят с учета нуждающихся в служебном жилом помещении на том основании, что он является членом семьи собственника жилого помещения, расположенного по месту прохождения им военной службы.
Решением гарнизонного военного суда эти действия должностного лица были признаны законными. Оставляя данное судебное постановление без изменения, судебная коллегия указала следующее.
Согласно абзацу второму п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащим - гражданам, проходящим военную службу по контракту, и совместно проживающим с ними членам их семей предоставляются не позднее трехмесячного срока со дня прибытия на новое место военной службы служебные жилые помещения по нормам и в порядке, которые предусмотрены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии с п. 5 ст. 2 названного Федерального закона социальные гарантии и компенсации, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, федеральными конституционными законами и федеральными законами, устанавливаются военнослужащим и членам их семей, к которым относятся, в частности, супруга (супруг) и несовершеннолетние дети.
Гарантированное ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» право военнослужащих и совместно проживающих с ними членов их семей на обеспечение служебными жилыми помещениями подлежит реализации при отсутствии к этому препятствий, установленных иными федеральными законами и нормативными правовыми актами Российской Федерации.
Одно из таких препятствий установлено ч. 2 ст. 99 ЖК РФ, согласно которой специализированные жилые помещения, к которым относится служебное жилье, предоставляются по установленным в ЖК РФ основаниям гражданам, не обеспеченным жилыми помещениями в соответствующем населенном пункте.
Судом первой инстанции установлено и из материалов дела следует, что супруга административного истца, ее отец, мать и сестра являются собственниками жилого помещения по ¼ доли на каждого.
При этом Д. с семьей (супруга и дочь) проживают в другом жилом помещении, расположенном в том же населенном пункте, принадлежащем отцу супруги. Основанием для проживания истца в этом жилом помещении является договор найма, в который также внесены его супруга и дочь.
Вместе с тем согласно ч. 1 ст. 31 ЖК РФ к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.
Как следует из разъяснений, данных в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 г. № 14, для признания супруга и детей, вселенных собственником в жилое помещение, членами его семьи достаточно установления факта их совместного проживания с собственником в этом жилом помещении.
Таким образом, вселившись в принадлежащее отцу жилое помещение, супруга истца применительно к жилищным правоотношениям стала членом семьи собственника этого жилого помещения. Поскольку иное не вытекает из договора, истец, его супруга и дочь, являясь одной семьей, после вселения в указанное жилое помещение приобрели равные права пользования указанным жилым помещением. При этом в данном случае факт проживания собственника в другом жилом помещении, которое принадлежит ему и супруге истца, значение не имеет.
При таких обстоятельствах гарнизонный военный суд пришел к правильному выводу о том, что наличие у истца права пользования жилым помещением, расположенным по месту прохождения службы, исключает возможность нахождения его на жилищном учете для обеспечения служебным жилым помещением.
<38>