Имеет ли право военнослужащий на компенсацию затрат на наем жилого помещения в случае отсутствия у командования возможности предоставить ему жилое помещение?

Военнослужащий имеет право на получение денежной компенсации за наем жилого помещение в период отсутствия у командования  возможности предоставить ему служебное жилое помещение.
    
Л. состоял на учете нуждающихся в предоставлении служебного жилого помещения в г. А. 6 июня 2014 г. он отказался от распределенной ему служебной квартиры, но командованию об этом не сообщил и продолжал получать денежную компенсацию за поднаем жилья, выплата которой была прекращена 1 сентября 2015 г.
Руководитель управления финансового обеспечения обратился в суд с иском к Л. о возмещении материального ущерба, образовавшегося вследствие необоснованной выплаты ему компенсации за наем жилого помещения за период с 7 июня 2014 г. по 31 августа 2014 г., а также с 1 октября 2014 г. по 31 августа 2015 г. в сумме 49 680 руб.
Удовлетворяя заявленные требования, ГВС исходил из того, что невыполнение ответчиком обязательства сообщить командованию об отказе от предоставленного служебного жилья повлекло причинение воинской части реального ущерба в виде производства излишних денежных выплат. В этой связи суд в полном объеме взыскал с Л. материальный ущерб, образовавшийся вследствие необоснованной выплаты компенсации за наем жилого помещения.
Однако с таким выводом суда первой инстанции судебная коллегия не согласилась по следующим основаниям.
Согласно п. 3 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, и члены их семей, прибывшие на новое место военной службы, до получения жилых помещений по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, регистрируются по месту жительства, в том числе по их просьбе по адресам воинских частей. Указанным военнослужащим и членам их семей до получения жилых помещений предоставляются служебные жилые помещения, пригодные для временного проживания, жилые помещения маневренного фонда или общежития.
В случае отсутствия указанных жилых помещений воинские части арендуют жилые помещения для обеспечения военнослужащих и совместно проживающих с ними членов их семей или по желанию военнослужащих ежемесячно выплачивают им денежную компенсацию за наем (поднаем) жилых помещений в порядке и размерах, которые определяются Правительством Российской Федерации.
В соответствии с п. 2 Положения о выплате денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, и членам их семей, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 г. № 909 (в редакции, действовавшей до 18 сентября 2015 г.), в случае невозможности обеспечения жилыми помещениями в соответствии с законодательством Российской Федерации по желанию военнослужащих и членов семей военнослужащих, им ежемесячно выплачивается денежная компенсация за счет средств, выделяемых из федерального бюджета на эти цели Министерству обороны Российской Федерации в размере, предусмотренном договором найма (поднайма) жилья,  но не более установленных размеров.
На основании п. 17 Инструкции о мерах по реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации постановления Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 г. № 909, утвержденной приказом Министра обороны Российской Федерации от 16 июня 2005 г. № 235, в редакции действовавшей в период возникновения спорных правоотношений, выплата денежной компенсации прекращается со дня, следующего за днем утраты права на нее, в том числе со дня, следующего за днем предоставления военнослужащему и совместно проживающим с ним членам его семьи, в частности, служебного жилого помещения, либо по иным основаниям в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
Из названных нормативных правовых актов следует, что право военнослужащего на получение денежной компенсации за наем жилого помещения подлежало реализации лишь при отсутствии у командования возможности обеспечения его служебным жилым помещением по установленным нормам. То есть наличие возможности предоставления военнослужащему служебного жилья исключало необходимость выплаты денежной компенсации с момента предложения ему служебного жилого помещения.
Согласно ст. 5 Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих» военнослужащие несут материальную ответственность в полном размере ущерба в случаях, когда ущерб причинен, в частности, в результате незаконных расходования или использования имущества либо иных умышленных действий (бездействия) независимо от того, содержат ли они признаки состава преступления, предусмотренного законодательством Российской Федерации.

Из рапортов Л. от 17 февраля 2014 г. и 18 февраля 2015 г. видно, что он принял обязательство сообщить командованию о прекращении права на получение им названной компенсации в случае, если для этого отпадут соответствующие условия.
Однако данное обязательство ответчик не выполнил, поскольку не сообщил командиру воинской части о том, что 6 июня 2014 г. отказался от предложенного по месту прохождения военной службы служебного жилого помещения, соответствующего установленным нормам, в связи с удаленностью квартиры от места службы.
Согласно сообщениям начальника отделения (территориальное, г. А.) ФГКУ «Ю» служебное жилое помещение, от которого Л. 6 июня 2014 г. отказался, распределено 23 июля 2014 г. другому военнослужащему. При этом иные жилые помещения, подлежащие распределению ответчику, имелись, но ему не предлагались.
Таким образом, неведение командира воинской части о данных обстоятельствах повлекло издание приказов и фактическую выплату Л. компенсации за наем жилого помещения за период с 7 июня по 22 июля 2014 г., в то время когда для этого отсутствовали предусмотренные законодательством условия, связанные с отказом ответчика от предоставленного служебного жилого помещения, которое в указанный период заселено не было. Поскольку предложенная ранее Л. служенная квартира с 23 июля 2014 г. занята другим военнослужащим, а иное жилье при его наличии ответчику не предлагалось, то оснований полагать, что бездействием ответчика причинен реальный ущерб в последующий период времени, не имеется.
В то же время, то обстоятельство, что ответчик состоит на учете нуждающихся в предоставлении служебного жилого помещения и проживает в квартире по договору найма, не свидетельствует о наличии у него безусловного права на получение денежной компенсации за наем жилого помещения.
Поэтому решение суда было отменено, а исковые требования руководителя управления финансового обеспечения удовлетворены в части взыскания с Л. денежных средств, выплаченных ему в счет компенсации за наем жилого помещения в период с 7 июня по 22 июля 2014 г., то есть в размере 5434 руб. 84 коп.
<39>