Допустимо ли заключение договора найма жилого помещения между членами семьи собственника?

Поскольку члены семьи собственника имеют равное с ним право пользования жилым помещением, заключение между ними договора найма жилого помещения является недопустимым ограничением равенства прав участников жилищных правоотношений, предусмотренных частью 2 статьи 31 ЖК РФ.
Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд оставил без удовлетворения административное исковое заявление К.Д.Н. об оспаривании решения жилищной комиссии воинской части об отказе во включении его в список военнослужащих на получение служебного жилого помещения, полагая, что он и члены его семьи обеспечены жилым помещением по месту службы в качестве членов семьи собственника – С.Н.А.
В апелляционной жалобе представитель истца просил отменить решение вследствие неправильного определения обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствия выводов суда этим обстоятельствам, нарушения норм материального и процессуального права. В опровержение вывода суда о том, что К.Д.Н. является членом семьи собственника жилого помещения, автор жалобы ссылался на ряд доказательств, в том числе на заключенное между истцом и собственником соглашение об условиях вселения, договоры найма жилого помещения, а также на факт проживания собственника в другом жилом помещении.
Окружной военный суд оставил решение без изменения, признав перечисленные выше доводы жалобы неубедительными по следующим основаниям.
Согласно правовой позиции Пленума Верховного Суда РФ, высказанной в подпункте «б» пункта 11 постановления от 2 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», членами семьи собственника жилого помещения могут быть признаны родственники как самого собственника, так и членов его семьи независимо от степени родства.
Поскольку К.Д.Н. вселён в жилое помещение в качестве мужа дочери С. Н.А., что подтверждается справкой о регистрации, и проживает совместно с ней в жилом помещении собственника, следует полагать, что истец приобрел статуса члена семьи собственника жилого помещения.
Представленное истцом соглашение с собственником о предоставлении К.Д.Н. постоянной регистрации в жилом помещении «без права владения, пользования и распоряжения для временного проживания» не имеет к правовому институту вселения никакого отношения.
Согласно части 2 статьи 31 ЖК РФ члены семьи собственника имеют право пользования жилым помещением наравне с собственником, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи. По смыслу этой нормы закона, под таким соглашением подразумевается договоренность о предоставлении отдельной комнаты в квартире, порядке пользования общими помещениями, определении размера расходов на оплату жилого помещения и коммунальных услуг и т.д.
По условиям данного соглашения С.Н.А. приняла на себя обязательство по предоставлению К.Д.Н. лишь постоянной регистрации без права пользования жилым помещением, что равносильно отказу истцу во вселении и проживании в принадлежащем собственнику жилом помещении и фиктивности регистрации.
Между тем, С.Н.А. вселила К.Д.Н. в жилое помещение в качестве родственника и он постоянно проживает в нем более 9 лет без каких-либо ограничений. Поскольку условия соглашения не выполнялись его сторонами со дня заключения, окружной военный суд сделал вывод о том, что они изначально не отражали действительную волю сторон и были установлены с иной целью, выходящей за пределы жилищных правоотношений.
Принимая во внимание, что члены семьи собственника имеют равное с ним право пользования жилым помещением, заключение между ними договора найма жилого помещения является недопустимым ограничением равенства прав участников жилищных правоотношений, предусмотренных частью 2 статьи 31 ЖК РФ. В связи с этим окружной военный суд признал несостоятельной ссылку в жалобе на договоры найма между С.Н.А. и К.Д.Н., как на доказательства временного проживания истца в жилом помещении по месту пребывания.
То обстоятельство, что С.Н.А. временно использует для проживания одно из находящихся в собственности жилых помещений, вовсе не означает, что она изменила место жительства.
Согласно статье 2 Закона РФ от 25 июня 1993 года № 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» местом жительства является квартира, в которой гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, и в которой он зарегистрирован по месту жительства.
Исходя из того, что С.Н.А. зарегистрирована по месту жительства в квартире, в которой проживает истец, использование собственником иного жилого помещения определяет лишь место его пребывания. Наличие у гражданина одновременно несколько мест жительства законом не предусмотрено.
Указание в жалобе о том, что регистрация носит уведомительный характер, а ее наличие либо отсутствие не может служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных конституцией РФ и иными нормативными правовыми актами, является правильным. Однако, оно не имеет отношения к данному делу, поскольку при его разрешении суд исходил не из факта регистрации, а из действий участников жилищных правоотношений.
Оценивая эти действия, суд правомерно руководствовался предписаниями статьи 10 ЖК РФ, согласно которой жилищные права и обязанности возникают не только из оснований, предусмотренных Жилищным кодексом РФ и иных нормативных правовых актов, но из действий (бездействия) участников жилищных правоотношений или наступления событий, с которыми федеральный закон или иной нормативный правовой акт, связывает возникновение жилищных прав и обязанностей.
Применительно к данному делу характер действий собственника жилого помещения и истца свидетельствовали о том, что К.Д.Н. был вселен С.Н.А. в принадлежащее её жилое помещение как родственник и проживает в нем в качестве члена ее семьи.
Поскольку по месту прохождения военной службы в Санкт-Петербурге К.Д.Н. обеспечен жилым помещением, гарнизонный военный суд сделал правильный вывод о том, что под действие части 2 статьи 99 ЖК РФ он не подпадает.
[53]