Исходя из чего устанавливается продолжительность срока ограничения права выезда военнослужащего из Российской Федерации?

Продолжительность срока ограничения права выезда военнослужащего из Российской Федерации устанавливается командованием исходя из фактической осведомленности военнослужащего о сведениях, составляющих государственную тайну.
         Г. обратился в суд с заявлением, в котором указал, что в ходе оформления заграничного паспорта начальником Управления по городу С. УФМС России по К. краю ему было направлено сообщение, согласно которому решением начальника УФСБ России по К. краю от 3 апреля 2012 г. ему ограничен выезд из Российской Федерации до 31 октября 2016 г. В связи с этим он просил признать незаконным и отменить указанное решение начальника УФСБ России.
Решением гарнизонного военного суда в удовлетворении заявления отказано.
    В апелляционном порядке решение оставлено без изменения по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 24 Закона Российской Федерации «О государственной тайне», должностное лицо или гражданин, допущенные или ранее допускавшиеся к государственной тайне, могут быть временно ограничены в праве выезда за границу на срок, оговоренный в трудовом договоре (контракте) при оформлении допуска гражданина к государственной тайне.      
Согласно п. 1 ст. 15 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» право гражданина Российской Федерации на выезд из Российской Федерации может быть временно ограничено в случаях, если он при допуске к сведениям особой важности или совершенно секретным сведениям, отнесенным к государственной тайне в соответствии с законом Российской Федерации о государственной тайне, заключил трудовой договор (контракт), предполагающий временное ограничение права на выезд из Российской Федерации, при условии, что срок ограничения не может превышать пять лет со дня последнего ознакомления лица со сведениями особой важности или совершенно секретными сведениями, - до истечения срока ограничения, установленного трудовым договором (контрактом) или в соответствии с настоящим Федеральным законом.
Как следует из контракта о прохождении военной службы от 22 июля 2009 г., заключенного Г. с Федеральной службой безопасности Российской Федерации в лице начальника УФСБ России по К. краю, заявитель дал согласие на ограничение права выезда из Российской Федерации на срок до 5 лет со дня его последнего ознакомления со сведениями особой важности и совершенно секретными.
Таким образом, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что оспариваемое решение об ограничении права Г. на выезд из Российской Федерации является законным, обоснованным и принято командованием в соответствии с имеющимися полномочиями.
Вопреки доводам апелляционной жалобы, дата последнего ознакомления заявителя со сведениями, составляющими государственную тайну, судом установлена верно, на основании заключения от 19 октября 2011 г., в связи с чем, установленный Г. пятилетний срок ограничения на выезд из Российской Федерации истекает 9 сентября 2016 г.    
Указание в имеющихся в материалах дела документах на иную дату - 31 октября 2016 г. является ошибочным.
Утверждение автора жалобы о том, что степень секретности личных дел агентов, с которыми Г. работал перед увольнением с военной службы, установлена неверно и ненадлежащими должностными лицами, является необоснованным и опровергается п. 4 ст. 5 Закона Российской Федерации «О государственной тайне», согласно которому к сведениям, составляющим государственную тайну, относятся сведения о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими разведывательную, контрразведывательную и оперативно-розыскную деятельность. Степень секретности указанных документов установлена в соответствии с п. 3.2 Перечня сведений, подлежащих засекречиванию в органах Федеральной службы безопасности Российской Федерации, утвержденного приказом ФСБ России от 18 ноября 2008 г. № 0455.  
Что касается продолжительности установленного командованием срока ограничения права выезда заявителя из Российской Федерации, то он установлен исходя из фактической осведомленности Г. о сведениях, составляющих государственную тайну, и не превышает максимальный срок такого ограничения, установленный действующим законодательством.  
Кроме того, в соответствии с п. 25 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. № 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих», в случае, когда принятие или непринятие решения, совершение или несовершение действия в силу закона или иного нормативного правового акта отнесено к усмотрению органа или лица, решение, действие (бездействие) которых оспариваются, суд не вправе оценивать целесообразность такого решения.
<15>