В каких случаях действует обратная сила закона при заключении договора?

В соответствии с п. 2 ст. 422 ГК РФ, если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила, отличные от тех, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.    
Ефрейтор С., проходящая военную службу по контракту, в октябре    2011 г. получила тяжелую травму, в связи с чем находилась на лечении до февраля 2012 г.
В апреле 2012 г. С. обратилась в страховую компанию с заявлением о выплате страхового возмещения, которое ей было перечислено в сумме    42 350 руб.
Не согласившись с суммой выплаты, заявитель обратилась в Замоскворецкий районный суд г. Москвы с иском к страховой компании ЗАО «МАКС», в котором просила взыскать с последней 157 650 руб., то есть недоплаченную сумму страхового возмещения, установленного на момент его фактического получения, с учётом изменений его размера, произведённого с 1 января 2012 г. на основании Федерального закона от 8 ноября 2011 г. № 309-ФЗ  «О внесении  изменений  в  отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» и Федерального закона «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».
Вступившим в законную силу решением названного суда от 12 декабря 2012 г. в удовлетворении исковых требований С. было отказано. Судом также было установлено, что страховая компания надлежащим образом исполнила свои обязательства по выплате страхового возмещения, поскольку исходила из условий государственного контракта, заключённого с Министерством обороны РФ.
Полагая, что Министерством обороны РФ при заключении договора обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих совершены действия, ухудшающие её положение, С. обратилась в Калужский гарнизонный военный суд с заявлением, в котором просила взыскать с военного ведомства недоплаченную по её мнению часть суммы страхового возмещения в размере 157 650 руб.
Гарнизонный военный суд заявление С. удовлетворил исходя из того, что согласно ст. 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» (далее – Закон)  как в редакции, действовавшей до 1 января 2012 г., так и в ныне действующей редакции, страховая сумма выплачивается в размерах, установленных на день её выплаты, то есть в соответствии с законодательством, действующим на день выплаты страхового возмещения.
Московский окружной военный суд, рассмотрев дело в апелляционном порядке, признал, что данный вывод суда первой инстанции  основан на неправильном применении норм материального права и не соответствует установленным по делу обстоятельствам, в связи с чем судебное постановление отменил и в удовлетворении заявления С. отказал по следующим основаниям.
Согласно ст. 6 Закона договор обязательного государственного страхования заключается между страхователем и страховщиком в пользу третьего лица – застрахованного лица (выгодоприобретателя). Договор страхования заключается в письменной форме на один календарный год и включает соглашение о застрахованных лицах, размерах страховых сумм, сроке действия договора, размере, сроке и порядке уплаты страховой премии (страхового взноса), правах, обязанностях и ответственности страхователя и страховщика, перечень страховых случаев и способы перечисления (выплаты) страховых сумм застрахованному лицу (выгодоприобретателю).
По общему правилу лицо, в пользу которого по закону должно быть осуществлено обязательное страхование, при наступлении страхового случая может предъявить требования по его исполнению к страховщику, его применение напрямую зависит от надлежащего исполнения страхователем порядка заключения договора обязательного государственного страхования и его условий. В противном случае действующим законодательством предусмотрены меры ответственности, выражающиеся в перемене лиц в обязательствах по выплате страховых сумм, связанных с наступлением страхового случая.
Так, ч. 1 ст. 7 Закона определено, что если страхователь не осуществил обязательное государственное страхование или заключил договор страхования на условиях, ухудшающих положение застрахованного лица (выгодоприобретателя) по сравнению с условиями, определёнными анализируемым Федеральным законом, то при наступлении страхового случая он несёт ответственность перед застрахованным лицом (выгодоприобретателем) на тех же условиях, на каких должна быть выплачена страховая сумма при надлежащем страховании.
Аналогичные положения содержатся в п. 2 ст. 937 ГК РФ.
В соответствии с п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключённым, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.
По делу установлено, что 31 декабря 2010 г. между Министерством обороны РФ и ЗАО «МАКС» был заключён государственный контракт, предметом которого являлось оказание в 2011 году услуг по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих Вооружённых Сил РФ и граждан, призванных на военные сборы.
Указанный контракт был заключён на период с 1 января по 31 декабря 2011 г. в соответствии с законодательством и на условиях, предусмотренных Законом, действовавших на момент его заключения.
Изложенное свидетельствует о том, что Министерством обороны РФ надлежащим образом исполнена обязанность по заключению со страховой компанией договора об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, а поэтому обстоятельств, с которыми действующее законодательство связывает возможность возложения бремени ответственности перед застрахованным лицом (выгодоприобретателем) на страхователя, по делу не усматривается.
Учитывая, что военное ведомство выполнило свои обязательства по страхованию жизни и здоровья военнослужащих, организовав заключение государственного контракта со страховой компанией, на Министерство обороны РФ не может быть возложена обязанность по солидарной выплате заявителю страхового возмещения в связи с наступлением страхового случая, а вывод суда об обратном является ошибочным.
На основании ст. 9 Закона РФ от 27 ноября 1992 г.  N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.
Согласно абз. 4 ч. 1 ст. 4 Закона страховым случаем при осуществлении обязательного государственного страхования является получение застрахованным лицом в период прохождения военной службы, службы, военных сборов тяжелого или легкого увечья (ранения, травмы, контузии), а, следовательно, при имеющихся обстоятельствах страховым случаем следует признать получение С. тяжелого увечья в период прохождения военной службы.
Как упомянуто выше, страховщики осуществляют оценку страхового риска, получают страховые премии (страховые взносы), формируют страховые резервы, инвестируют активы, определяют размер убытков или ущерба, производят страховые выплаты, осуществляют иные связанные с исполнением обязательств по договору страхования действия.
В соответствии с п. 2 ст. 422 ГК РФ, если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключённого договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключ    ённых договоров.
В силу п. 1 ст. 4 ГК РФ акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.
Статьей 12 Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» и Федерального закона «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» установлено, что данный Федеральный закон вступает в силу с 1 января 2012 г., за исключением положений, для которых этой статьёй установлены иные сроки вступления их в силу. При этом обратной силы положениям названного Федерального закона данной статьёй не придано.
Из содержания приведённых норм следует, что положения ст. 5 в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. № 309-ФЗ, устанавливающие фиксированные выплаты по страховым случаям, распространяются на отношения, возникшие из договора обязательного страхования, начало действия которого, определено с 1 января 2012 г.
Принимая во внимание, что страховой случай наступил 29 октября    2011 г., то есть до внесения в ст. 5 Закона указанных изменений, право на получение страховой выплаты в размере 200 000 руб. в соответствии со ст. 5 в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. № 309-ФЗ, действующей с 1 января 2012 г., у заявителя не возникло.
Таким образом, вывод суда первой инстанции о взыскании в пользу С. страховой суммы в размере 157 650 руб. основан на неправильном применении норм материального права и не соответствует установленным по делу обстоятельствам.
Неверной является и позиция суда, касающаяся необходимости выплаты страхового возмещения в размере, установленном на день его выплаты, поскольку это противоречит как смыслу ст. 12 Федерального закона от 8 ноября 2011 г. № 309-ФЗ, законодательно закрепившей выплату страховой суммы в твердом денежном выражении независимо от получаемых военнослужащими размеров окладов по воинской должности и званию, так и смыслу ч. 2 этой же статьи, в которой  учёт её размера на день выплаты поставлен в зависимость лишь от уровня инфляции и принятия соответствующего решения Правительством РФ об увеличении (индексации) рассматриваемой страховой суммы.
<45>