Законно ли решение жилищной комиссии об отказе в предоставлении военнослужащему жилого помещения, в случае если у него в порядке наследования возникло право собственности на жилое помещение?

Решение жилищной комиссии об отказе в предоставлении военнослужащему жилого помещения признано законным, поскольку у последнего в порядке наследования возникло право собственности на жилое помещение.
        
Решением жилищной комиссии воинской части отменено принятое ранее решение о предоставлении П. составом семьи 3 человека жилого помещения в г. А. на том основании, что на момент принятия такого решения у последнего в порядке наследования возникло право собственности на жилое помещение, принадлежавшее его умершей матери. В связи с этим жилищным органом было принято решение отказать П. в ходатайстве о предоставлении документов, необходимых для оформления им права собственности в порядке приватизации на предоставленное жилое помещение, и он с членами семьи снят с жилищного учета.
П. оспорил в гарнизонном военном суде эти действия и просил обязать жилищную комиссию принять решение о передаче в собственность в порядке приватизации ранее предоставленное ему жилое помещение.
Решением суда в удовлетворении административного искового заявления отказано. Оставляя данное решение без изменения, суд апелляционной инстанции исходил из следующего.
Согласно пункту 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащие-граждане признаются федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, нуждающимися в жилых помещениях по основаниям, предусмотренным ст. 51 ЖК РФ.
В силу статьи 51 ЖК РФ одним из условий признания гражданина нуждающимся в жилом помещении является обеспечение его общей площадью жилого помещения менее учетной нормы либо отсутствие такого жилого помещения вовсе.
При этом согласно пункту 2 ч. 1 этой же статьи при наличии у гражданина и (или) членов его семьи нескольких жилых помещений, занимаемых по договорам социального найма, договорам найма жилых помещений жилищного фонда социального использования и (или) принадлежащих им на праве собственности, определение уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения осуществляется исходя из суммарной общей площади всех указанных жилых помещений.
Содержание названной нормы закона указывает на то, что наличие у членов семьи собственника жилого помещения права пользования всеми имеющимися в их распоряжении жилыми помещениями предопределяет обязанность жилищного органа по их учету при определении уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения.
По делу установлено, что П. составом семьи три человека с августа 2016 г. был принят на жилищный учет, с учетом права на дополнительную общую площадь жилого помещения, с избранием места жительства в г. А.  
В ноябре 2016 г., до предоставления истцу и членам его семьи жилого помещения от военного ведомства, у истца умерла мать, являвшаяся собственником ½ доли (30,4 кв.м) домовладения, расположенного в г. А.
На основании решения жилищного органа от 8 декабря 2016 г. П. по договору социального найма предоставлено жилое помещение в г. А общей площадью 71 кв.м. В марте 2017 г. П. обратился в жилищную комиссию войсковой части  с заявлением о предоставлении указанного жилого помещения в собственность, пояснив, что документы на наследование ½ доли домовладения, принадлежащей его матери, им не оформлялись.
Вместе с тем, согласно справке нотариуса наследственное дело о принятии    П. наследства матери открыто по заявлению последнего 2 февраля 2017 г.
В соответствии со статьями 1113-1114 ГК РФ наследство открывается со смертью гражданина. Временем открытия наследства является момент смерти гражданина. Часть 4 ст. 1152 ГК РФ определяет, что принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации.
В пункте 1 ст. 1153 ГК РФ предусмотрено, что принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.
Таким образом, если наследодателю (правопредшественнику) принадлежало недвижимое имущество на праве собственности, это право переходит к наследнику с момента открытия наследства, то есть с момента смерти наследодателя.
Постановлением Главы муниципального образования г. А. от 23 января 2006 г. № 98 установлена учетная норма общей площади жилого помещения на одного члена семьи, которая составляет 8 кв.м.
В силу пункта 2 ч. 1 ст. 56 ЖК РФ граждане снимаются с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях в случае утраты ими оснований, дающих им право на получение жилого помещения по договору социального найма.
С учетом изложенного жилищный орган, принимая оспариваемое решение, правомерно исходил из того, что на момент предоставления истцу жилого помещения, ему достоверно было известно о том, что он, являясь прямым наследником имущества своей матери, становится единственным собственником ½ доли домовладения, расположенного в  г. А., общая площадь которого превышает учетную норму, что влечет за собой прекращение оснований для его нахождения на жилищном учете.
При этом до момента обращения в жилищную комиссию войсковой части  с заявлением о предоставлении вышеуказанного жилого помещения в собственность П. уже была инициирована процедура оформления наследства своей матери, что свидетельствует о намерении стать собственником наследуемого имущества.
В силу изложенного невыдача П. свидетельства о праве собственности на наследуемое имущество не может расцениваться как запрет на распоряжение этим имуществом в последующем и тем более как утрата им такого права.
Учитывая то, что жилищное законодательство предусматривает в качестве одного из обстоятельств для снятия граждан с жилищного учета именно утрату ими оснований, дающих им право на получение жилого помещения по договору социального найма, мнение автора жалобы о том, что факт вступления в наследство сам по себе не может влиять на ранее возникшие жилищные правоотношения, является ошибочным, как и ссылка истца на невозможность применения жилищным органом п. 2 ч. 1 ст. 56 ЖК РФ.
Довод истца о том, что в предоставленной квартире им был произведен ремонт, не может свидетельствовать о правомерности оставления этого жилья у него в пользовании.    
<43>