Является ли выезд военнослужащего из квартиры в связи с перемещением его к новому месту военной службы в другой населённый пункт, а также его отказ от участия в приватизации жилого помещения, сознательным ухудшением им жилищных условий?

Выезд военнослужащего из квартиры в связи с перемещением его к новому месту военной службы в другой населённый пункт, а также его отказ от участия в приватизации жилого помещения, в котором он совместно с бывшими членами его семьи на тот момент не проживал, не является сознательным ухудшением им  жилищных условий с намерением приобрести право состоять на учёте в качестве нуждающегося в жилом помещении.
2 марта 1990 г. решением городской общественной комиссии по заводу радиотехнической аппаратуры супруге Р. на состав семьи 4 человека, в том числе с учётом заявителя, была предоставлена трёхкомнатная квартира общей площадью 59,6 кв.м.
18 апреля 1999 г. брак между заявителем и гражданкой  Р. расторгнут.
С 22 ноября 2005 г.  заявитель проходит военную службу по контракту в воинской части, дислоцированной в посёлке С. При этом до 4 октября 2012 г. он был зарегистрирован по месту жительства в вышеназванной квартире, от участия в приватизации которой отказался в  сентябре 2009 г.
В мае 2012 г. Р., достигший 19 марта 2012 г. предельного возраста пребывания на военной службе, общая продолжительность военной службы которого составляет более 10 лет, обратился к начальнику управления жилищного обеспечения с просьбой признать его нуждающимся в жилом помещении по договору социального найма в избранном им после увольнения с военной службы  месте жительства в  городе К., но получил в этом отказ со ссылкой на то, что на момент его обращения не истёк предусмотренный ст. 53 ЖК РФ пятилетний срок с момента ухудшения им  жилищных условий посредством отказа от участия в приватизации вышеназванной квартиры.
Данное решение начальника управления жилищного обеспечения оспорено Р. в судебном порядке.
Решением гарнизонного военного суда в удовлетворении заявления отказано.
Отказывая в удовлетворении заявления Р., военный суд исходил из того, что после расторжения брака заявитель продолжил проживать по прежнему месту жительства. При этом, отказавшись в 2009 г. от участия в приватизации квартиры и снявшись в октябре 2012 г. с регистрационного учёта в ней, заявитель сознательно ухудшил свои жилищные условия менее чем за пять лет  до обращения с заявлением о признании его нуждающимся в жилье.  
В апелляционном порядке решение отменено и принято новое об удовлетворении заявления.
Так, в соответствии с п. 14 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащий, имеющий общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении им предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями вправе быть обеспеченным жилым помещением в избранном после увольнения с военной службы месте жительства.  
Пунктом 1 ст. 20 ГК РФ и ст. 2 Закона Российской Федерации «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» от 25 июня 1993 г. № 5242-1 установлено, что местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает на основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.
Согласно ст. 6 Федерального закона «О статусе военнослужащих» право на свободу передвижения реализуется военнослужащими с учетом необходимости поддержания боевой готовности воинских частей и обеспечения своевременности прибытия к месту военной службы.
В судебном заседании установлено, что Р. с 22 ноября 2005 г., то есть на протяжении последних семи лет, проходит военную службу в воинской части, дислоцированной в пос. С.
Поэтому  преимущественным местом его нахождения является населённый пункт, где дислоцирована воинская часть, в которой он проходит военную службу.
В силу ст. 2 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда Российской Федерации» от 4 июля 1991 г. № 1541-1 (в редакции на момент спорных правоотношений) граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения на условиях договора социального найма в государственном и муниципальном жилищном фонде, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных этим Законом, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
Частью ч. 4 ст. 31 ЖК РФ предусмотрено, что в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.
В соответствии со ст.  19 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» от 29 декабря 2004 г. № 189-ФЗ действие положений ч.4 ст.31 ЖК РФ не распространяется на бывших членов семьи собственника  приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.
Оснований для применения к данным правоотношения положений последнего из названных Федеральных законов не имеется, поскольку  из материалов дела видно, что заявление об отказе от  участия в приватизации упомянутой квартиры было отобрано от Р. лишь на том основании, что во время передачи  квартиры в порядке приватизации  в собственность его бывшей супруги в 2009 г., он был зарегистрирован по месту жительства по адресу этой квартиры, но фактически в ней совместно с бывшими членами его семьи не проживал, так как после расторжения брака с 2005 г. проходит военную службу в воинской части, дислоцированной в посёлке С., то есть  в населённом пункте, отличном от места нахождения квартиры в городе В.
Согласно разъяснениям, данным в подп. «б» п. 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» регистрация либо отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, а также федеральными законами, в  частности Федеральным законом «О статусе военнослужащих».  
Поэтому выезд заявителя из указанной квартиры  в связи с перемещением его к новому месту военной службы в другой населённый пункт, а также его отказ от участия в приватизации жилого помещения, в котором он совместно с бывшими членами его семьи на тот момент не проживал, не является  сознательным ухудшением им жилищных условий с намерением приобрести право состоять на учёте в качестве нуждающегося в жилом помещении. Кроме того, желание военнослужащего, увольняемого с военной службы по одному из вышеназванных оснований, быть обеспеченным жилым помещением не по месту увольнения с военной службы, а в ином населённом пункте, может служить отдельным основанием для признания такого военнослужащего нуждающимся в жилье по избранному им месту постоянного жительства.
<15>