Является ли прекращение супругой военнослужащего права пользования жилым помещением в связи с выездом к месту прохождения мужем военной службы при вступлении в брак действием по намеренному ухудшению жилищных условий?

Прекращение супругой военнослужащего права пользования жилым помещением в связи с выездом к месту прохождения мужем военной службы при вступлении в брак не является действием по намеренному ухудшению жилищных условий.

   Решением Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда Ч. отказано в удовлетворении  административного искового заявления, в котором он просил признать незаконным решение ФГКУ «Западрегионжилье» в части внесения в Единый реестр военнослужащих, нуждающихся в жилых помещениях, сведений об уменьшении общей площади предоставляемого ему жилого помещения на 17,68 кв.м., обязав ответчика  исключить из Единого реестра указанные сведения.

В обоснование решения суд указал, что супруга истца Ч. 1982 г.р.,  в совершеннолетнем возрасте  в 2004 г. в составе семьи своего отца-военнослужащего  была обеспечена Министерством обороны РФ жилым помещением, предоставленным по договору социального найма, по установленным нормам. Таким образом, она реализовала свои жилищные права в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих» и не может быть повторно обеспечена жильем от Министерства обороны РФ.  

Однако этот вывод сделан судом без учета фактических обстоятельств, имеющих значение для дела, и противоречит правовым нормам, регулирующим  условия и порядок обеспечения жилыми помещениями членов семьи военнослужащего.

Согласно подпункту «а» пункта 4 «Инструкции о предоставлении военнослужащим-гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу  Вооруженных Сил Российской Федерации жилых помещений по договору социального найма» от 30 сентября 2010 № 1280, не являются действиями по намеренному ухудшению жилищных условий вселение военнослужащим в жилые помещения супругов, а также их регистрация по адресу воинской части, если до вселения и регистрации эти супруги произвели действия по прекращению права пользования жилыми помещениями в связи с выездом к месту прохождения военнослужащими военной службы при вступлении с ними в брак.

Как установлено судом первой инстанции, 14 октября 2015 года административный истец вступил в брак с Ч., которая в период с 5 ноября 2004 г. по 22 июня 2016 г. была зарегистрирована по месту жительства и до заключения  брака фактически проживала в Москве.

Из договора социального найма видно, что данное жилое помещение  было предоставлено  Министерством обороны РФ ее отцу-военнослужащему на состав семьи, включая дочь Ч.

После вступления в брак она снялась с регистрационного учета в Москве,  выехала из занимаемого жилого помещения в Санкт-Петербург к месту службы супруга и зарегистрировалась по месту жительства по адресу воинской части.
    
Поскольку  супруга Ч. в установленном законом порядке прекратила право пользования занимаемым до брака жилым помещением и выехала  в другой населенный пункт к месту службы мужа, ее действия подпадают под  подпункт «а» пункта 4 Инструкции, а поэтому  не могут расцениваться как ухудшение жилищных условий.

Следовательно, на нее не распространяются правовые последствия, предусмотренные статьей 53 ЖК РФ в виде запрета для принятия на учет нуждающихся в жилых помещениях до истечения пятилетнего срока.

Что касается факта получения жилого помещения в Москве, то он не должен приниматься во внимание при решении вопроса о составе членов  семьи истца, имеющих право на его получение в Санкт-Петербурге, поскольку прежний договор социального найма следует считать  расторгнутым с Ч.  на основании статьи 83 ЖК РФ и в соответствии с разъяснениями, содержащимися  в  пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02 июля 2009 № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации».

Вопреки доводам ответчика Ч. не относится к категории лиц, перечисленных в пункте 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», так как жилое помещение в Москве было предоставлено ее отцу по месту прохождения военной службы. Самостоятельным правом выбора постоянного места жительства она не обладала и требование о сдаче жилого помещения по прежнему месту жительства к ней предъявить нельзя.  

Принимая во внимание, что Ч. состоит в уполномоченном органе на учете нуждающихся в жилых помещениях и проживает в Санкт-Петербурге на условиях найма в служебном жилом помещении вместе с членами семьи,  не имеющими в собственности  или в пользовании других жилых помещений, решение ФГКУ «Западрегионжилье» об уменьшении размера общей площади предназначенного им по закону  жилого помещения  является незаконным.

Кроме того, решение о зачете доли жилого помещения  в Москве в размере 17, 68 кв.м., приходящейся на Ч., противоречит требованиям части 7 статьи 57 ЖК РФ, в соответствии с которой при определении общей площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма, учитывается жилое помещение, находящееся в собственности гражданина. Супруга истца собственником жилого помещения не являлась, вследствие чего мотивы, которыми руководствовался ответчик, представляются беспочвенными.

По изложенным основаниям окружной военный суд отменил решение и принял новое решение об удовлетворении административного искового заявления Ч. в полном объеме.
[59]