Возникают ли основания при расторжении брака между супругами-военнослужащими и перерегистрация одного из них на адрес воинской части для предоставления ему еще одного служебного жилого помещения дополнительно к ранее полученному?

Расторжение брака между супругами-военнослужащими и перерегистрация одного из них с прежнего места жительства на адрес воинской части, не дают ему оснований для предоставления еще одного служебного жилого помещения дополнительно к ранее полученному.
К. обратилась в Псковский гарнизонный военный суд с административным исковым заявлением, в котором просила признать незаконным решение начальника отделения (территориальное, г. Псков) Федерального государственного казенного учреждения «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны РФ (далее - ЗРУЖО) об отказе в принятии ее с членами семьи на учет нуждающихся в обеспечении служебным жилым помещением, а также обязать данный жилищный орган повторно рассмотреть вопрос о предоставлении служебного жилого помещения.
Удовлетворяя требования административного истца, суд первой инстанции посчитал, что на момент обращения в жилищный орган К. отвечала необходимым условиям для обеспечения её служебным жилым помещением по месту военной службы, поскольку после расторжения брака вместе с детьми она снялась с регистрационного учета в занимаемом служебном жилом помещении и убыла к новому месту жительства.
По мнению суда, выводы жилищного органа о сохранении за К. права пользования служебной квартирой, ранее предоставленной её бывшему супругу-военнослужащему, противоречат частям 2-5 статьи 100, частям 2-4 статьи 31 ЖК РФ. Так как К. является военнослужащей, суд пришел к выводу о том, что она имеет самостоятельное право на обеспечение служебным жилым помещением по месту военной службы.
Однако данный вывод не соответствуют обстоятельствам дела и основан на неправильном применении норм материального права.
Как установлено в судебном заседании, 14 января 2013 года на основании договора найма служебного жилого помещения военнослужащему К. (бывшему супругу административного истца) на семью, в которую входила жена К. и двое их детей, предоставлено служебное жилое помещение в г. Пскове общей площадью 74,5 кв.м. Данное жилое помещение включено в специализированный фонд с отнесением к служебным жилым помещениям приказом заместителя Министра обороны РФ от 22 августа 2012 года № 2499 .
Согласно послужному списку К. 19 января 2016 года она поступила на военную службу по контракту, проходит ее в воинской части, дислоцированной в том же населенном пункте, и, в силу пункта 1 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», относится к категории военнослужащих, которые на весь срок военной службы обеспечиваются служебными жилыми помещениями.
Пунктом 1 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», частью 2 статьи 99 ЖК РФ, пунктом 1 «Инструкции о предоставлении военнослужащим - гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, служебных жилых помещений», утвержденной приказом Министра обороны РФ от 30 сентября 2010 года № 1280, определено, что служебные жилые помещения по месту расположения воинских частей предоставляются военнослужащим, не обеспеченным жилыми помещениями в соответствующем населенном пункте.
Поскольку с момента приобретения К. статуса военнослужащей в январе 2016 года она была обеспечена служебным жилым помещением по месту прохождения военной службы по установленным нормам, то самостоятельное право на получение еще одного жилого помещения специализированного жилищного фонда у нее не возникло.
21 мая 2016 года К. расторгла брак, после чего, 28 июня 2016 года, снялась вместе с детьми с регистрационного учета по месту жительства, а 29 июня 2016 года зарегистрировалась по адресу воинской части. При этом из содержания её искового заявления и объяснений в суде следует, что она и дети фактически остались проживать в ранее занимаемой служебной квартире. На момент принятия ЗРУЖО оспариваемого решения она также продолжала пользоваться указанным жилым помещением, что подтверждается пояснениями административного истца.
Таким образом, начиная со времени поступления на военную службу по контракту в январе 2016 года, и до принятия ЗРУЖО оспариваемого решения К. и ее несовершеннолетние дети были обеспечены по месту ее военной службы служебным жилым помещением по установленной законом норме предоставления.
Вопреки выводам суда первой инстанции и мнению административного истца, расторжение брака между супругами-военнослужащими, перерегистрация одного из них с прежнего места жительства на адрес воинской части, а также личные причины, свидетельствующие о нежелании дальнейшего совместного проживания, на которые ссылалась К.., не могут служить основаниями для предоставления ей еще одного служебного жилого помещения дополнительно к ранее полученному.
Указание суда в решении о выезде К. и ее детей в другое место жительства ничем объективно не подтверждено, договор найма служебного жилого помещения от 14 января 2013 года, в котором в качестве членов семьи нанимателя поименованы Коноплина и ее дети, не расторгался и не изменялся.
При таких обстоятельствах окружной военный суд отменил решение в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела и неправильным применением норм материального права, с принятием нового решения об отказе в удовлетворении административного иска.
Принимая во внимание, что в соответствии с пунктом 2 «Инструкции о предоставлении военнослужащим - гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, служебных жилых помещений», утвержденной приказом Министра обороны РФ от 30 сентября 2010 года № 1280, обязательным условием для предоставления служебного жилого помещения является сдача ранее занимаемого служебного жилого помещения с предъявлением соответствующей справки, способом разрешения возникшей в семье К. после расторжения брака ситуации является сдача ими по согласованию с уполномоченным органом ранее предоставленного на всю семью служебного жилого помещения с целью обеспечения каждой из двух семей военнослужащих другими жилыми помещениями.
[56]