В каких случаях военнослужащий является членом семьи собственника жилого помещения?

Военнослужащий является членом семьи собственника жилого помещения (жены, детей, родителей) в случае совместного проживания в принадлежащем собственнику жилом помещении.
Если военнослужащий проживает в жилом помещении, собственниками которого являются другие родственники, он является членом семьи собственника, если вселен им в качестве члена своей семьи.    
Согласно материалам дела П. проходит военную службу по контракту в воинской части, где с 2007 г. вместе со своей дочерью признан нуждающимся в получении жилого помещения.
С 2003 г. П. совместно с дочерью и женой проживают в домовладении общей площадью 128,3 кв.м., 2/5 доли которого принадлежит последней на праве собственности.
Решением жилищной комиссии воинской части он снят с учета в качестве нуждающегося в жилом помещении.
В соответствии с п. 5 ст. 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих» социальные гарантии, предусмотренные этим Федеральным законом, устанавливаются военнослужащим и членам их семей. К членам семей военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, на которых распространяются указанные социальные гарантии, относятся перечисленные в данной норме закона лица, если иное не установлено данным Федеральным законом и другими федеральными законами.
Как раз иное требование по поводу членов семьи нанимателя жилого помещения установлено ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации.
В соответствии с правовой позицией, сформулированной в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14, членами семьи собственника жилого помещения являются проживающие совместно с ним в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. При этом супругами считаются лица, брак которых зарегистрирован в органах записи актов гражданского состояния (статья 10 Семейного кодекса Российской Федерации). Для признания названных лиц, вселенных собственником в жилое помещение, членами его семьи достаточно установления только факта их совместного проживания с собственником в этом жилом помещении и не требуется установления фактов ведения ими общего хозяйства с собственником жилого помещения, оказания взаимной материальной и иной поддержки.
Таким образом, поскольку заявитель установленным порядком брак не расторг, то он является членом семьи собственника жилого помещения.
В связи с тем, что площадь упомянутого жилого помещения, приходящаяся на каждого члена семьи, более учетной нормы, поэтому суд пришел к правильному выводу о законности оспариваемого решения жилищной комиссии.
Решением гарнизонного военного суда правомерно удовлетворено заявление П., оспорившего решение жилищной комиссии воинской части о снятии его с учета в качестве нуждающегося в жилом помещении.
Согласно материалам дела, решением жилищной комиссии воинской части заявитель снят с учета в качестве нуждающегося в жилом помещении специализированного жилищного фонда на том основании, что он зарегистрирован в квартире, принадлежащей на праве собственности его сестре. При этом общая площадь данного жилого помещения, приходящаяся на каждого члена семьи выше учетной нормы.
         Согласно положениям п. 3 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» они не связывают возможность получения военнослужащими и членами их семей жилых помещений с необходимостью постановки их на регистрационный учет по месту прохождения военной службы.
         Таким образом, военнослужащий до обеспечения его и членов его семьи жилым помещением вправе состоять на регистрационном учете в любом месте, что не является основанием для снятия (постановки) его с учета нуждающихся в получении жилых помещений (улучшении жилищных условий) по мотивам обеспеченности таковым.
В данном случае воинские должностные лица подменили понятия регистрационного учета и обеспеченности жильем, поскольку постановка П. на регистрационный учет по месту жительства своей сестры не могла и не может повлечь для него те последствия, которые стали предметом оспаривания по изложенным выше основаниям.
Это жилое помещение, в котором зарегистрирован заявитель, принадлежит на праве собственности его сестре.
В соответствии со ст. 288 ГК РФ право собственности на жилое помещение заключается в осуществлении собственником права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением. В соответствии с указанной нормой закона сестра заявителя вправе предоставить заявителю и членам его семьи жилое помещение в пользование, однако такое предоставление не влечет за собой автоматическое обеспечение последнего и членов его семьи таковым.
Собственник жилья в соответствии с ч. 2 ст. 31 ЖК РФ вправе определить правовой статус заявителя по отношению к ее жилому помещению, выражающийся в том, что заявитель в силу закона не имеет никаких прав на данное жилое помещение, а только лишь состоит на регистрационном учете по месту нахождения жилого помещения, следовательно, указанное обстоятельство не может означать обеспечение заявителя жильем.
Согласно п. 5 ст. 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих» социальные гарантии, предусмотренные этим Федеральным законом, устанавливаются военнослужащим и членам их семей. К членам семей военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, на которых распространяются указанные социальные гарантии, относятся перечисленные в данной норме закона лица, если иное не установлено данным Федеральным законом и другими федеральными законами.
Как раз иное требование по поводу членов семьи нанимателя жилого помещения установлено ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации.
В суде установлено, что заявитель совместно с сестрой не проживал и не проживает, она его не вселяла в качестве члена своей семьи.
При таких данных суд пришел к обоснованному выводу о том, что П. имеет право состоять на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении.
Изложенное соответствует правовой позиции, сформулированной в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14, о том, что членами семьи собственника жилого помещения могут быть признаны другие родственники независимо от степени родства (например, бабушки, дедушки, братья, сестры, дяди, тети, племянники, племянницы и другие) и нетрудоспособные иждивенцы как самого собственника, так и членов его семьи, а в исключительных случаях иные граждане (например, лицо, проживающее совместно с собственником без регистрации брака), если они вселены собственником жилого помещения в качестве членов своей семьи. Для признания перечисленных лиц членами семьи собственника жилого помещения требуется не только установление юридического факта вселения их собственником в жилое помещение, но и выяснение содержания волеизъявления собственника на их вселение, а именно: вселялось ли им лицо для проживания в жилом помещении как член его семьи или жилое помещение предоставлялось для проживания по иным основаниям.
<9>