В каких случаях военнослужащий не имеет права на получение служебного жилого помещения?

Военнослужащий, вселенный собственником в жилое помещение по месту службы в качестве члена семьи, снявшись с регистрационного учета по месту жительства и выехав из этого жилья по личным мотивам, не имеет права на получение служебного жилого помещения.
Д. оспорила в суде решение начальника ФГКУ «Управление жилищного обеспечения Министерства обороны РФ» об исключении ее из списка на предоставление служебных жилых помещений.
Признавая незаконным данное решение жилищного органа, ГВС исходил из того, что до мая 2017 года Д. проживала в принадлежащем на праве общей долевой собственности ее матери и бабушке жилом помещении на основании договора найма. Впоследствии, расторгнув этот договор, она выехала из указанного жилого помещения, поэтому обоснованно поставила вопрос об обеспечении ее служебным жилым помещением.
Рассматривая данное дело в апелляционном порядке, судебная коллегия указала следующее.
Согласно ч. 1 ст. 31 ЖК РФ к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.
В пункте 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» указано, что для признания супруга, а также детей и родителей собственника жилого помещения, вселенных им в это жилье, членами его семьи достаточно установления только факта их совместного проживания с собственником в этом жилом помещении и не требуется установления фактов ведения ими общего хозяйства с собственником жилого помещения, оказания взаимной материальной и иной поддержки, а также выяснения волеизъявления собственника на их вселение.
Как следует из части 1 ст. 92 и части 2 ст. 99 ЖК РФ, служебные жилые помещения относятся к специализированному жилищному фонду и предоставляются гражданам, не обеспеченным жилыми помещениями в соответствующем населенном пункте.
Следовательно, условием предоставления служебного жилого помещения военнослужащему является отсутствие у него в собственности, владении либо пользовании другого жилого помещения в соответствующем населенном пункте.
Применение этих положений осуществляется в системе действующего правового регулирования во взаимосвязи с пунктом 3 ст. 10 ГК РФ, согласно которому в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.
По делу установлено, что до поступления на военную службу Д. была вселена в указанное жилое помещение и зарегистрирована в нем по месту жительства. После поступления в 2014 году на военную службу она снялась с регистрационного учета, заключив с собственниками договор найма того же жилого помещения. В мае 2017 года Д. расторгла этот договор и выехала из жилого помещения.
Таким образом, вселившись в принадлежащее матери и бабушке жилое помещение в качестве члена семьи собственников, Д. не утратила этого статуса до мая 2017 года. При этом заключение Д. договора найма жилого помещения в силу ч. 1 ст. 31 ЖК РФ указанного ее статуса не меняло и не влекло для нее правовых последствий, связанных с утратой права пользования данным жильем.
В свою очередь действия, связанные с добровольным снятием Д. с регистрационного учета и последовавшим в мае 2017 года выездом из жилого помещения по причинам, связанным с ее волеизъявлением, были направлены на искусственное создание условий нуждаемости в служебном жилье и свидетельствовали о недобросовестности с ее стороны, поэтому исключали возможность нахождения в списке на предоставление служебных жилых помещений.
С учетом изложенного решение начальника жилищного органа об  исключении Д. из указанного списка являлось обоснованным, а вывод суда первой инстанции об обратном – ошибочным.
В апелляционном порядке решение суда отменено и принято новое – об отказе в удовлетворении заявленных требований.

<42>