Сколько раз военнослужащий обладает правом быть обеспеченным жилым помещением на условиях социального найма от федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба?

По смыслу ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и жилищного законодательства военнослужащий обладает правом быть обеспеченным жилым помещением на условиях социального найма от федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, лишь единожды, в том числе в случае обеспечения его ранее жилым помещением как члена семьи другого военнослужащего.
Из материалов дела видно, что Б., являясь военнослужащей, ранее была обеспечена по норме квартирой, приобретенной посредством государственного жилищного сертификата, предоставленного Министерством обороны Российской Федерации ее мужу, который также являлся военнослужащим.
Решением жилищной комиссии воинской части Б. исключена из списка военнослужащих, нуждающихся в получении жилого помещения (улучшении жилищных условий) ввиду того, что она имеет право на часть названного жилого помещения.
По этим основаниям решением гарнизонного военного суда заявителю было отказано в требованиях о признании незаконным названного решения жилищной комиссии.
Решением К. районного суда города В. признано, что Б. с 2000 года утратила право на проживание в указанном жилом помещении в связи с непроживанием в нем более 9 лет.
На основании этого решения районного суда решением жилищной комиссии воинской части, в которой в настоящее время заявитель проходит военную службу, Б. признана нуждающейся в получении жилого помещения (улучшении жилищных условий).
Поскольку документы, направленные командованием для включения заявителя в автоматизированную систему учета военнослужащих, нуждающихся в получении жилых помещений (улучшении жилищных условий), начальником КЭЧ района возвращены без реализации, Б. обратилась в суд с заявлением, в котором оспорила эти действия.
Решением гарнизонного военного суда заявление удовлетворено.
На начальника КЭЧ района возложена обязанность внести сведения о Б. в автоматизированную систему учета военнослужащих, нуждающихся в получении жилых помещений (улучшении жилищных условий), в связи с признанием ее упомянутым решением жилищной комиссии воинской части нуждающейся в получении жилого помещения (улучшении жилищных условий).
    Однако данное решение не основано на нормах материального права, регламентирующих порядок обеспечения военнослужащих жилыми помещениями от военного ведомства.
Согласно ч. 3 ст. 49 ЖК РФ жилые помещения жилищного фонда Российской Федерации по договорам социального найма предоставляются иным определенным федеральным законом категориям граждан, признанных по установленным этим Кодексом и (или) федеральным законом основаниям нуждающимися в жилых помещениях. Данные жилые помещения предоставляются в установленном этим Кодексом порядке, если иной порядок не предусмотрен федеральным законом.
    Для военнослужащих такой порядок установлен Федеральным законом «О статусе военнослужащих».
По смыслу ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и жилищного законодательства, военнослужащий обладает правом быть обеспеченным жилым помещением на условиях социального найма от федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, лишь единожды.
Из упомянутого решения районного суда видно, что Б. утратила право на проживание в указанном жилом помещении в связи с не проживанием в нем более 9 лет.
Поэтому случаи, когда ухудшение жилищных условий и появление оснований для нуждаемости возникли по воле военнослужащего, являются обстоятельствами, исключающими повторное обеспечение таких граждан бесплатным жильем.
Такая правовая позиция изложена в решении Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 18 мая 2004 года №ВКПИ 04-36 об отказе в удовлетворении требования о признании недействующим подп. «д» п. 10 Правил учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, а также военнослужащих и сотрудников Государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1998 года № 1054 (в ред. постановления Правитель¬ства Российской Федерации от 8 августа 2003 года № 475).
Следовательно, суд первой инстанции пришел к ошибочному выводу о том, что Б. ранее обеспеченная военным ведомством жилым помещением по установленным нормам, не утратила в дальнейшем право быть обеспеченной жильем по договору социального найма от этого ведомства.
Поэтому решение суда первой  инстанции отменено по изложенным основаниям и принято новое – об отказе в удовлетворении требований заявителя.

Разрешая аналогичные правоотношения, гарнизонный военный суд принял обоснованное решение об отказе в требованиях заявителя.
В 1999 году супругу Ч. также проходившему военную службу на Черноморском флоте,  на состав семьи четыре человека, в том числе и на заявителя, военным ведомством, выделена двухкомнатная квартира в городе С. В 2006 году брак между супругами был расторгнут и Ч. (супруга) выписалась из указанной квартиры. В 2008 году решением районного суда города С. Ч. (супруге) было отказано в  установлении порядка пользования указанной квартирой путем закрепления за ней одной из комнат. В связи с тем, что Ч. (супруга) не приняла должных мер для сдачи своей доли в ранее полученном от военного ведомства жилье ей было отказано в признании нуждающийся в получении жилья в избранном после увольнения месте жительства на территории Российской Федерации.
Ч. обратилась в суд с заявлением, в котором оспорила отказ начальника ОМИС, указав, что она не обеспечена жильем в избранном после увольнения месте жительства.
Решением суда в удовлетворении заявления Ч. отказано.
Обеспечение военнослужащих жилыми помещениями на безвозмездной основе в порядке, установленном статьей 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» возможно, если указанные лица приняли все меры к выделению причитающейся им доли, обмену либо разделу ранее выделенного государством жилого помещения, и сдали его соответствующим квартирно-эксплуатационным органам.
Заявителем меры к выделению причитающейся доли, обмену либо разделу спорного жилого помещения, ранее предоставленного государством в городе С., приняты не были. Ч. добровольно выписалась из указанной квартиры, в связи с чем решением районного суда города С. ей было отказано в установлении порядка пользования жилым помещением.
Поскольку заявитель жилое помещение, полученное от Черноморского флота, не сдала квартирно-эксплуатационным органам, вывод суда первой инстанции о том, что она не имеет права на повторное обеспечение на безвозмездной основе жилым помещением от военного ведомства, является правильным.
<2>