Считается ли реализовавшим своё право на обеспечение жилым помещением военнослужащий, отказавшийся в пользу членов своей семьи от участия в приватизации ранее предоставленной государством квартиры?

Военнослужащий, отказавшийся в пользу членов своей семьи от участия в приватизации ранее предоставленной государством квартиры, площадью менее учетной нормы, не может считаться реализовавшим свое право на обеспечение жилым помещением в полном объеме.
Решением жилищной комиссии воинской части от 19 ноября 2012 г. В., подлежавший увольнению с военной службы по возрасту, снят с учета военнослужащих, нуждающихся в жилых помещениях по договору социального найма, в связи с неправомерными действиями должностных лиц органа, осуществляющего принятие на учет, при решении вопроса о принятии на учет.
Данное решение заявитель оспорил в суд.
Решением гарнизонного военного суда в удовлетворении заявления отказано.
Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции исходил из того, что заявитель, утратив возможность сдать предоставленную военным ведомством однокомнатную квартиру в городе Астрахани, не подлежит повторному обеспечению жилым помещением в порядке ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих».
Судебная коллегия с таким выводом не согласилась.
Так, согласно материалам дела решением жилищной комиссии воинской части от 16 января 2005 г. В. на состав семьи из четырех человек была распределена в качестве служебного жилья однокомнатная квартира, общей площадью 34,9 км. м, жилой площадью 18,1 кв.м. По названному адресу были зарегистрированы заявитель и два его сына от первого брака (1982 и 1986 г.р.). Данная квартира была приватизирована сыновьями заявителя в 2006 г., поскольку не была отнесена установленным порядком к специализированному жилищному фонду. В. от приватизации отказался.
Согласно протоколу заседания жилищной комиссии Пограничного управления ФСБ России заявителю на состав семьи шесть человек была распределена служебная трехкомнатная квартира, общей площадью 73,8 кв.м. Договор найма специализированного жилого помещения на вселение в указанное жилое помещение заявителя, его жены и двух дочерей (2006 г.р.) заключен 1 марта 2008 г.
На момент предоставления В. жилого помещения в январе 2005 г. учетная норма жилого помещения в городе Астрахани была установлена ст. 3 Закона Астраханской области «О порядке учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставлении жилых помещений в Астраханской области» от 17 февраля 2000 г. № 5/2000-ОЗ в размере на одного члена семьи менее 7 кв.м жилой площади. В силу ст. 30 этого же Закона жилые помещения могли предоставляться ниже учетной нормы на одного человека в порядке временного улучшения жилищных условий и с сохранением очередности.
Кроме того, у заявителя в 2006 г. родились две дочери, поэтому однокомнатная квартира общей площадью 34,9 км. м также не соответствовала учетной норме общей площади жилого помещения 11 кв.м на одного члена семьи, установленной в соответствии с действующим с 1 марта 2005 г. ЖК РФ решением Совета муниципального образования «города Астрахань» от 30 мая 2006 г. № 61. При этом площадь служебного жилого помещения, занимаемого семьей В., для определения уровня обеспеченности его семьи площадью жилого помещения в расчет приниматься не может.
При таких обстоятельствах согласие заявителя на приватизацию однокомнатной квартиры его детьми и выезд из этой квартиры в связи с предоставлением служебного жилья не является намеренным ухудшением жилищных условий с целью состоять на жилищном учете, последствия которого в период выезда В. из квартиры были предусмотрены ст. 53 ЖК РФ.
Вместе с тем В., обеспеченный по месту службы временным жильем, предпринявший меры по отчуждению однокомнатной квартиры из муниципального жилищного фонда путем дачи согласия на приватизацию этого жилого помещения, действительно утратил возможность сдать часть предоставленного ему на период военной службы жилья. Однако поскольку возможность сдачи служебной трехкомнатной квартиры заявителем не утрачена, то вывод суда первой инстанции о том, что заявитель подлежит снятию с жилищного учета для обеспечения жилым помещением по договору социального найма, ввиду невозможности сдачи предоставленного жилья, является неверным.
Предоставленное заявителю военным ведомством в 2005 г. жилое помещение не отвечало нормам предоставления жилья, поэтому заявитель не может считаться реализовавшим свое право на обеспечение жилым помещениям, предусмотренное ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в полном объеме. В связи с этим утрата возможности сдачи этой однокомнатной квартиры не препятствует оставлению заявителя, продолжительность военной службы которого составляет более 20 лет, на учете для предоставления при увольнении жилого помещения по нормам, предусмотренным ст. 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих».
В связи с изложенным решение суда первой инстанции отменено в связи с неправильным применены норм материального права и принято новое решение о возложении на жилищную комиссию обязанности по отмене оспариваемого решения и восстановлению заявителя и членов его семьи на учете для предоставления жилого помещения по социальному найму.

<15>