При каких условиях наличие жилой площади в закрытых и обособленных военных городках является основанием для признания граждан нуждающимися в получении жилых помещений?

Наличие жилой площади в закрытых и обособленных военных городках является основанием для признания граждан нуждающимися в получении жилых помещений только при возможности сдачи указанной жилой площади.
С 1991 года К. постоянно зарегистрирована и проживает в жилом помещении в г. Ч. Московской области, предоставленном ее супругу К.С.С., являющемуся военнослужащим.
В 1993 году административный истец поступила на военную службу по контракту и проходит ее в воинском звании прапорщик медицинской службы в этом же населенном пункте, который в соответствии с распоряжением Правительства РФ от 1 июня 2000 г. № 752-р включен в Перечень имеющих жилищный фонд закрытых военных городков Вооруженных Сил Российской Федерации и органов федеральной службы безопасности.
В июле 2009 г. К. С.С. и командиром войсковой части 000, действующим от имени собственника – Российской Федерации, заключен договор социального найма указанного жилого помещения, в который административный истец и их дочь К. В.С., 1987 г.р., включены в качестве членов семьи нанимателя. В июле 2017 г. брак между К. и ее супругом расторгнут.
В связи с предстоящим увольнением с военной службы по возрасту административный истец обратилась в Центральную жилищную комиссию войсковой части 000 (далее – ЦЖК) с заявлением о принятии ее на учет нуждающихся в обеспечении жилым помещением в избранном месте жительства – г. Ч. Московской области. Однако решением ЦЖК от 22 мая 2018 г. в удовлетворении просьбы ей отказано на основании пункта 2 части 1 статьи 54 ЖК РФ. Жилищный орган, принимая во внимание положения пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» (далее – Закон), исходил из того, что у К. отсутствуют намерение и возможность сдать занимаемое жилое помещение, в котором останутся проживать дочь и бывший супруг.
235 ГВС, удовлетворяя заявление К., оспорившей названное решение ЦЖК, исходил из того, что она обеспечена жилым помещением в закрытом военном городке, поэтому лишена возможности приобрести его в собственность путем приватизации. Кроме того, как военнослужащая, подлежащая увольнению с военной службы по возрасту, она имеет право на отселение из закрытого военного городка, а отсутствие у нее возможности сдать занимаемое жилое помещение обусловлено тем, что оно предоставлено по договору социального найма ее бывшему супругу-военнослужащему, который названным выше правом не воспользовался и остается проживать в жилом помещении вместе с дочерью.
Отменяя решение гарнизонного военного суда и принимая новое решение об отказе в удовлетворении административного иска, судебная коллегия окружного военного суда указала следующее.
Действительно, в соответствии с подпунктом «г» пункта 7 Правил учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, а также военнослужащих и сотрудников Государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства, утверждённых постановлением Правительства РФ от 6 сентября 1998 г. № 1054, которой руководствовался суд первой инстанции, наличие жилой площади в закрытых и обособленных военных городках является основанием для признания граждан нуждающимися в получении жилых помещений.
Вместе с тем в силу пункта 14 статьи 15 Закона обеспечение жилым помещением военнослужащих, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, и членов их семей при перемене места жительства производится с последующим освобождением ими жилых помещений и снятием с регистрационного учета по прежнему месту жительства.
Кроме того, в соответствии пунктом 5 статьи 15 Закона в случае освобождения жилых помещений, занимаемых военнослужащими и совместно проживающими с ними членами их семей, за исключением жилых помещений, находящихся в их собственности, указанные помещения предоставляются другим военнослужащим и членам их семей.
Случаев, допускающих повторное обеспечение военнослужащего жилым помещением сначала в качестве члена семьи военнослужащего, а затем в качестве военнослужащего, Закон, федеральные конституционные законы, федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации не содержат.
Положение Закона, предусматривающее представление военнослужащими при получении жилого помещения по избранному месту жительства документов об освобождении занимаемого жилого помещения, основано на вытекающем из Конституции РФ принципе социальной справедливости, направлено на предотвращение необоснованного сверхнормативного предоставления жилья от государства и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права военнослужащих, на что неоднократно указывал Конституционный Суд РФ в своих определениях (от 20 ноября 2014 г. № 2655-О, от 23 декабря 2014 г. № 2893-О и др.).
Поскольку Ки. была обеспечена за счет военного ведомства жилым помещением общей площадью 47,3 кв. метра (с учетом дочери) в качестве члена семьи супруга-военнослужащего, а в последующем стала проходить военную службу по контракту, на нее распространяются положения пункта 14 статьи 15 Закона, закрепляющие условия для предоставления дополнительных гарантий в жилищной сфере для военнослужащих, в том числе об однократном обеспечении жильем за счет средств федерального бюджета и о необходимости сдачи ранее предоставленного жилого помещения.
В этой связи командир и ЦЖК войсковой части 000 правомерно отказали административному истцу в признании нуждающейся в жилом помещении в избранном постоянном месте жительства после увольнения с военной службы.
<61>