На чём основывается вывод суда о наличии или отсутствии у военнослужащего и членов его семьи права на имеющиеся и имевшиеся у них объекты недвижимого имущества?

Вывод суда о наличии или отсутствии у военнослужащего и членов его семьи права на имеющиеся и имевшиеся у них объекты недвижимого имущества должен основываться на сведениях, содержащихся в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.
    
Решением жилищной комиссии Управления ФСБ России по ЧР от 12 июля 2012 года майор в отставке К. снята с учета нуждающихся в обеспечении жилым помещением по договору социального найма на основании того, что при принятии на учет она скрыла информацию о наличии у нее в собственности до 2010 года двух жилых домов общей площадью 400 кв. м, которые затем были проданы ею своей матери.
Гарнизонным военным судом оспоренное К. вышеуказанное решение жилищной комиссии признано незаконным.
При этом суд, сославшись на экспертные заключения, сообщения энергоснабжающих организаций и свидетельские показания, сделал вывод о том, что имевшиеся в собственности у К. дома являлись объектами незавершенного строительства, а поэтому не могли быть отнесены к жилым помещениям.
Между тем в соответствии пп. 1 и 6 ст. 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Порядок государственной регистрации прав на недвижимое имущество устанавливается в соответствии с этим Кодексом законом о регистрации прав на недвижимое имущество.
Согласно п. 1 ст. 2 Федерального закона от 21 июля 1997 года № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» единственным доказательством существования зарегистрированного права является его государственная регистрация. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.
В ст. 7 Федерального закона от 24 июля 2007 года № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» установлено, что в государственном кадастре недвижимости, в частности, указываются вид объекта недвижимости (здание, помещение, объект незавершенного строительства) его назначение.
По делу установлено, что 30 декабря 2008 года и 11 января 2009 года   управлением Росреестра по Б. области за К. зарегистрировано право собственности на два жилых дома, общая площадь первого из которых составляла 205,1 кв. м, а второго – 201,8 кв. м. О регистрации права собственности на данные жилые дома были внесены соответствующие записи в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним.
В феврале 2010 года  эти дома с земельными участками, на которых они расположены, К. продала своей матери, о чем 2 и 3 февраля 2010 года в вышеназванный реестр внесены необходимые записи.
Таким образом, имеющиеся в материалах дела правоустанавливающие документы, не оспоренные и не отмененные в судебном порядке, свидетельствуют о том, что в период с января 2009 года по февраль 2010 года К. являлась собственником двух жилых домов общей площадью более 200 кв. м каждый.
В связи с предстоящим увольнением с военной службы по возрасту на основании рапорта К. от 8 сентября 2010 года жилищной комиссией управления она принята на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении, предоставляемом по договору социального найма, составом семьи из 4 человек.
В п. 28 Правил организации в органах федеральной службы безопасности работы по обеспечению жилыми помещениями, утвержденных приказом ФСБ России от 24 октября 2011 года № 590, предусмотрено, что при проверке сведений, послуживших основанием для принятия на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, жилищными комиссиями в обязательном порядке запрашиваются выписки из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним о правах военнослужащего и членов его семьи на имеющиеся у них объекты недвижимого имущества (начиная с 31 января 1998 года) и имевшиеся у них объекты недвижимого имущества (жилые помещения и земельные участки) за последние пять лет.        
   Получив выписку из реестра, жилищная комиссия обоснованно расценила продажу К. указанных домов как намеренное ухудшение ею жилищных условий, а поскольку это обстоятельство было скрыто заявителем при принятии ее на жилищный учет и выявлено в ходе проведенной проверки, решение жилищной комиссии о снятии ее с жилищного учета является правомерным.
    С учетом изложенного в апелляционном порядке решение суда в указанной части отменено и в удовлетворении требования о признании незаконным решения жилищной комиссии отказано.
<17>