Какими нормами определяется состав членов семьи военнослужащего?

При определении состава членов семьи военнослужащего, имеющих право на обеспечение жилым помещением в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих» следует руководствоваться нормам Жилищного и Семейного кодексов РФ.
С.К.Г., назначенный на воинскую должность в июне 1989 года после окончания военно-учебного заведения и присвоения в связи с этим офицерского воинского звания, имеющий выслугу более 30 лет, проходит военную службу по контракту, заключенному до наступления предельного возраста пребывания на военной службе – ДД.ММ.ГГГГ.
В целях получения жилого помещения для постоянного проживания С.К.Г. обратился в ЗРУЖО с заявлением о принятии его с составом семьи 5 человек на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, указав, что он, его жена, две дочери и внук зарегистрированы и проживают в квартире в Санкт-Петербурге общей площадью 44,68 кв.м., находящейся в совместной собственности его, жены и старшей дочери, и в которой на каждого проживающего приходится общая площадь менее учетной нормы.
Отказывая С.К.Г. в принятии на учет на основании пункт 2 части 1 статьи 54 ЖК РФ, ЗРУЖО со ссылкой на статью 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих» полагало, что одна из дочерей и внук не являются членами семьи С.К.Г., а потому при расчете обеспеченности общей площадью жилого помещения на одного члена семьи, учитываться не должны.
С данной позицией административного ответчика согласился и Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд, указав в решении, что при решении вопроса о нуждаемости военнослужащего в жилом помещении в целях обеспечения жильем от военного ведомства необходимо исходить не только из уровня обеспеченности этого лица общей площадью жилого помещения в соответствующем населенном пункте, но также из того, кто относится к членам семьи военнослужащего. Поскольку административный истец не представил доказательств, свидетельствующих о нахождении дочери и внука на его иждивении, суд пришел к выводу о том, что право на получение жилого помещения в качестве членов семьи военнослужащего они не имеют.
Однако этот вывод противоречат обстоятельствам дела и основан на неправильном применении норм материального права.
Согласно абзацу 3 пункта 1 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащим - гражданам, заключившим контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 года, то есть той категории, к которой относится и истец, а также членам их семей, федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, предоставляются субсидия для приобретения или строительства жилого помещения либо жилые помещения, находящиеся в федеральной собственности, по выбору указанных граждан в собственность бесплатно или по договору социального найма с указанным федеральным органом исполнительной власти по месту военной службы.
В соответствии с абзацем 16 пункта 1 той же статьи закона военнослужащие - граждане, проходящие военную службу по контракту, в период прохождения ими военной службы имеют право на улучшение жилищных условий с учетом норм, очередности и социальных гарантий, установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
В силу правового предписания абзаца 13 пункта 1 статьи 15 Закона (в редакции Федерального закона от 28.12.2013 года № 405-ФЗ, вступившего в законную силу с 1 января 2014 года) военнослужащие-граждане признаются нуждающимися в жилых помещениях по основаниям, предусмотренным статьей 51 ЖК РФ, в порядке, утверждаемом Правительством РФ.
Указанный порядок установлен постановлением Правительства РФ от 29 июня 2011 года № 512, утвердившим Правила признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих - граждан РФ.
Исходя из пункта 2 части 1 статьи 51 ЖК РФ и пункта 1 Правил, одним из оснований признания гражданина нуждающимся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, является наличие у него или членов его семьи в собственности такого жилого помещения, в котором обеспечение общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее учетной нормы.
Таким образом, юридически значимым обстоятельством для разрешения настоящего дела являлось определение состава семьи истца, как собственника жилого помещения, а также уровня обеспеченности их общей площадью жилого помещения.
В соответствии с пунктом 1 статьи 3 Закона Санкт-Петербурга от 19 июля 2005 года № 407-65 «О порядке ведения учета граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях и предоставлении жилых помещений по договорам социального найма в Санкт-Петербурге» учетная норма площади жилого помещения на одного человека в Санкт-Петербурге составляет 9 кв. м. общей площади жилого помещения для проживающих в отдельных квартирах и жилых домах.
Что касается вопроса о том, кого следует относить к членам семьи военнослужащего, имеющим право на обеспечение жильем, то по разъяснению Пленума Верховного Суда РФ, содержащемуся в пункте 25 постановления от 29 мая 2014 года № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», при его разрешении следует руководствоваться нормами Жилищного и Семейного кодексов РФ.
Согласно части 1 статьи 31 ЖК РФ к членам семьи собственника жилого помещения относятся совместно проживающие в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители собственника. Другие родственники могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.
Как следует из материалов дела, несовершеннолетняя дочь истца и сын его старшей дочери, являющейся сособственником жилого помещения, вселены и постоянно проживают в квартире совместно с родителями. Таким образом, в силу закона они являются членами семьи собственника жилого помещения и имеют равное с ним право пользования данным жилым помещением.
Кроме того, в подпункте «б» пункта 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» разъясняется, что членами семьи собственника жилого помещения могут быть признаны родственники как самого собственника, так и членов его семьи независимо от степени родства.
Исходя из данной правовой позиции следует полагать, что внук С.К.Г. является членом его семьи по факту совместного с ним и со своей матерю проживания в одном жилом помещении. В связи с этим устанавливать факт нахождения его на иждивении истца, на необходимость которого указал суд, вовсе не требовалось.
Таким образом, при расчете уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения проживающих в квартире истца подлежат учету не только его собственники, но и совместно проживающие с ними дети. Поскольку на каждого члена семьи собственника в данной квартире приходится по 8,93 кв. м. общей площади жилого помещения, что составляет менее учетной нормы, он имел право состоять на учете нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, на основании пункта 2 части 1 статьи 51 ЖК РФ в целях обеспечения жилым помещением на состав семьи в количестве 5 человек.
При таких обстоятельствах окружной военный суд отменил решение суда первой инстанции в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела, и неправильным применением норм материального права, и принял новое решение об удовлетворении административного искового заявления.
[53]