Как должны решаться вопросы о правомерности действий должностных лиц квартирно-эксплуатационных органов, связанных с порядком выдачи военнослужащим справок о сдаче жилых помещений?

Вопрос о правомерности действий должностных лиц квартирно-эксплуатационных органов, связанных с порядком выдачи военнослужащим справок о сдаче жилых помещений, должен решаться в каждом случае с учетом конкретных фактических обстоятельств.
С. обратилась в суд с заявлением, в котором просила признать незаконными действия начальника КЭЧ района, связанные с отказом в выдаче ей справки о сдаче служебного жилого помещения, и обязать это должностное лицо выдать ей требуемую справку.
    Решением гарнизонного военного суда в удовлетворении заявления С. отказано.
    В кассационном порядке решение суда отменено и принято новое решение об удовлетворении заявления.
Суд в решении признал, что то обстоятельство, что С. выехала из квартиры и снялась с ре-гистрационного учета, а в этой квартире проживает бывший муж, не меняет ее правое положение по отношению к данному жилью, как бывшего члена семьи ответственного квартиросъемщика, и не снимает с нее обязанности сдать его установленным порядком жилищным органам Министерства обороны при намерении получить соответствующую справку.
Однако с таким выводом суда нельзя согласиться.
В п. 37 Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной приказом Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 года № 80 (действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений), на которую сделана ссылка в решении суда, действительно установлено, что справка о сдаче жилого помещения выдается после фактического освобождения жилого помещения и снятия с регистрационного учета всех членов семьи.
Между тем из материалов дела видно, что в 2003 году по месту службы в городе К. Волго-градской области бывшему мужу С. на состав семьи три человека, в том числе и на неё, предоставлена служебное жилое помещение площадью 30 кв. м.
В 2006 году брак между супругами С. был расторгнут, после чего С. (бывшая супруга) с сыном выехала из указанной квартиры, а в последующем она убыла к новому месту службы. С. (бывший супруг) же после вступления в новый брак продолжает проживать в этой квартире с новыми членами семьи (жена и сын).
Следовательно, в настоящее время в этой квартире проживает на законных основаниях военнослужащий семьей из трех человек.
Согласно п. 41 той же Инструкции по просьбе военнослужащего, переведенного к новому месту военной службы, удерживающего по предыдущему месту военной службы жилое помещение, состоящее на учете в КЭЧ района, в котором остаются проживать имеющие право на часть жилого помещения совершеннолетние члены семьи, а также иные лица, проживающие совместно с ним, с письменного их согласия, по решению командующих войсками военных округов (флотов) им может быть предоставлено другое жилое помещение в части, причитающейся от общей площади жилого помещения.
Ссылка на этот пункт Инструкции в решении суда является ошибочной, поскольку он к ситуации, возникшей по данному делу, не применим, так как касается случая, когда в ранее предоставленном военнослужащему жилом помещении остаются проживать лица, не являющиеся военнослужащими, право которых на получение жилья от военного ведомства является производным от права самого военнослужащего.
    По данному же делу и С. и ее бывший супруг являются военнослужащими, которые на период военной службы имеют самостоятельное право на получение на себя и членов их семей служебных жилых помещений.  
    При таких обстоятельствах нельзя признать правомерным требование начальника КЭЧ рай-она о необходимости фактической освобождения жилого помещения в качестве условия для выдачи С. требуемой справки.
В другой ситуации действия начальника квартирно-эксплуатационного органа, связанные с отказом в выдаче военнослужащему справки о сдаче по прежнему месту службы служебного жилого помещения, судом обоснованно признаны правомерными.
     Ч. обратился в суд с заявлением, в котором просил признать незаконными действия начальника ОМИС, связанные с отказом в выдаче ему справки о сдаче им служебного жилого помещения в городе С., и обязать это должностное лицо выдать ему требуемую справку.
    Решением гарнизонного военного суда в удовлетворении заявления отказано.
    Судебной коллегией окружного военного суда это решение суда оставлено без изменения, а кассационная жалоба заявителя – без удовлетворения.
    Из материалов дела видно, что с 1988 года Ч. по месту прохождения военной службы в городе С. на состав семьи три человека был обеспечен двухкомнатной служебной квартирой и являлся ее ответственным квартиросъемщиком.
    22 апреля 2009 году брак между супругами Ч. был расторгнут, а в этой квартире остались проживать бывшая супруга заявителя и его дочь.
После этого он вступил в новый брак, а в сентябре 2009 года переведен к новому месту службы в город Е..
    В июне 2010 года Ч. обратился к начальнику ОМИС с рапортом о выдаче справки о сдаче указанного служебного жилого помещения, но ему в этом было отказано.
    В п. 37 Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной приказом Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 года № 80, установлено, что справка о сдаче жилого помещения выдается после фактического освобождения жилого помещения и снятия с регистрационного учета всех членов семьи.
    Этот же порядок выдачи справки определен в Инструкции о порядке учета, выдачи и хранения справок о сдаче жилых помещений в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной 17 октября 2000 года начальником строительства и расквартирования войск – заместителем министра обороны Российской Федерации.
    В п.п. 9, 11 и 13 указанной Инструкции предусмотрено, что справка о сдаче жилых помещений является именным документом, подтверждающим фактическое освобождение жилого помещения, снятия с регистрационного учета всех членов семьи военнослужащего и сдачу жилого помещения Министерству обороны Российской Федерации. Она выдается начальником КЭЧ (ОМИС) района при представлении документов, подтверждающих фактическое освобождение жилого помещения и снятие с регистрационного учета.
    Ссылка Ч. на то, что судом первой инстанции не учтено наличие решения Н. районного суда города С. от октября 2009 года об утрате им права пользования этим жилым помещением, а поэтому он не вправе удерживать за собой квартиру, признана необоснованной.
    Из имеющейся в материалах дела копии этого судебного решения видно, что основанием для признания Ч. утратившим право пользования жилым помещением явилось то, что он, имея до-статочные правовые основания для проживания на ранее выделенной ему жилой площади, на ней не проживал более шести месяцев (с лета 2008 года), оплату за коммунальные услуги не производил.
    Однако наличие этого судебного решения, а также то обстоятельство, что бывшая супруга Ч. является военнослужащей воинской части и продолжает проживать в квартире вместе с дочерью, для решения вопроса о выдаче заявителю требуемой справки не исключает необходимости сдачи этого жилого помещения в установленном порядке квартирно-эксплуатационному органу флота с предоставлением проживающим в нем лицам другого жилого помещения, соответствующего по площади установленным нормам.  
При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что действия начальника ОМИС по отказу Ч. в выдаче справки о сдаче жилого помещения являлись правомерными и совершены в пределах предоставленных ему полномочий.
<3>