ЗАДАТЬ ВОПРОС
Решением Архангельского гарнизонного военного суда (удовлетворено административное исковое заявление М., в котором он оспорил решение жилищной комиссии Пограничного управления по Западному арктическому району (далее – Пограничное управление) об отказе в принятии его на учёт нуждающихся в жилом помещении по избранному после увольнения месту жительства в г. Санкт-Петербурге.
Как установлено судом первой инстанции, М. в 1986 году вместе со своей супругой на основании ордера, выданного исполнительным комитетом Архангельского городского Совета народных депутатов, вселился в муниципальную квартиру по адресу: г. Архангельск.
В июне 2009 года администрация г. Архангельска передала вышеназванную квартиру общей площадью 49,8 кв.м членам семьи административного истца (супруге и двум дочерям) в общую долевую собственность, а за ним сохранила право пользования квартирой. В декабре того же года М.  расторг брак со своей супругой, но остался проживать там до декабря 2014 года, после чего в связи с переводом в г. Нарьян-Мар выехал из квартиры.  
19 октября 2015 года, в связи с предстоящим увольнением по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, административный истец подал заявление в жилищную комиссию Пограничного управления, в котором просил признать его нуждающимся в получении жилья в избранном после увольнения месте жительства – г. Санкт-Петербурге.
Решением жилищной комиссии от 28 марта 2016 года, утверждённым начальником Пограничного управления 21 апреля 2016 года, М. отказано в его требовании в связи с тем, что он был обеспечен квартирой от государства, право пользования   которой за ним закреплено бессрочно.
Признавая данное решение незаконным, суд первой инстанции исходил из того, что согласно пп. «и» п.7 Правил учёта военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, а также военнослужащих и сотрудников Государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1998 г. № 1054 (далее – Правила учёта), административный истец имеет право состоять на учёте нуждающихся в получении жилых помещений по договору социального найма, поскольку избрал перед увольнением с военной службы место жительства, не совпадающее с его последним местом военной службы, а вопрос о сдаче им ранее полученного от государства жилья должен решаться при предоставлении ему в избранном после увольнения месте жительства.
Однако с таким выводом суд апелляционной инстанции не согласился.
В указанных Правилах урегулирован порядок учёта соответствующих категорий граждан, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства, то есть тех лиц, которым законодательством Российской Федерации уже предоставлено право на получение жилья.
Согласно ст. 6 ЖК РСФСР, действовавшего до 1 марта 2005 г., к государственному жилищному фонду относились жилые помещения, находившиеся в ведении местных Советов народных депутатов (жилищный фонд местных Советов) и в ведении министерств, государственных комитетов и ведомств (ведомственный жилищный фонд).
Поскольку М. проживал в квартире по договору социального найма, предоставленной исполнительным комитетом Архангельского городского Совета народных депутатов, следовательно, он был обеспечен жилым помещением от государства.
В соответствии с п. 14 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» обеспечение жилым помещением военнослужащих, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе и членов их семей при перемене места жительства производится с последующим освобождением ими жилых помещений и снятием с регистрационного учета по прежнему месту жительства.
Положение закона, предусматривающее представление военнослужащими при получении жилого помещения по избранному месту жительства документов об освобождении жилого помещения, согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в определении от 22 января 2014 г. № 19-О, основано на вытекающем из Конституции Российской Федерации принципе социальной справедливости, направлено на предотвращение необоснованного сверхнормативного предоставления государственного и муниципального жилья и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права военнослужащих.
Таким образом, если военнослужащий распорядился полученным ранее от государства жилым помещением и не может его сдать в установленном порядке, то он не имеет права требовать повторного предоставления жилого помещения по договору социального найма в порядке, определённом ст.15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», даже по истечении срока, предусмотренного ст.53 ЖК РФ.
По делу установлено, что в настоящее время в вышеназванной в г. Архангельске квартире зарегистрированы сам административный истец, его бывшая супруга и дочь. В 2009 году М., отказавшись от доли, согласился на приватизацию жилья своей супругой и дочерями без включения себя в число собственников этого жилья.
При таких данных очевидно, что административный истец лишён реальной возможности сдать ранее полученное от государства жилое помещение.
В связи с изложенным руководитель и жилищная комиссия Пограничного управления правомерно отказали М. в признании его нуждающимся в жилом помещении в избранном постоянном месте жительства.
Что касается расторжения заявителем брака, то это обстоятельство не свидетельствовало об утрате М. на основании ч. 4 ст. 31 ЖК РФ права пользования жилым помещением, поскольку, давая согласие на его приватизацию, без которого она в силу ст. 2 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» была бы невозможна, административный истец исходил из того, что право пользования данным жилым помещением для него будет носить бессрочный характер и, следовательно, оно должно учитываться при переходе права собственности на жилое помещение по соответствующему основанию к другому лицу.
Из изложенного следует, что положения ч. 4 ст. 31 ЖК РФ не распространяются на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица, к которым относится М., имели равные права пользования этим помещением с лицами, его приватизировавшими.
Такие разъяснения законодательства даны в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации».
На основании изложенного флотский военный суд отменил решение суда первой инстанции и отказал в удовлетворении административного искового заявления М.
64

Вы можете купить квартиру в Краснодаре






ПОЛУЧИТЕ БЕСПЛАТНО

  • краткую юридическую консультацию военного юриста
  • консультацию о квартирах в новостройках Краснодара, которые можно купить по программе "Военная ипотека"
ЗАКАЗАТЬ УСЛУГУ