ЗАДАТЬ ВОПРОС
Поскольку между военнослужащим и уполномоченным органом фактически сложились жилищные правоотношения по пользованию жилым помещением на условиях найма служебного жилого помещения, отсутствие самого договора не дает права на предоставление другого служебного жилого помещения.
Решением ФГКУ «Западрегионжилье» З. на состав семьи два человека было предоставлено служебное жилое помещениепо договору пользования в виде однокомнатнойквартиры общей площадью 30,67 кв.м. в г. Острове Псковской области, в котором он проживает в настоящее время. В связи с рождением ребенка З. обратился в ФГКУ «Западрегионжилье» с заявлением о признании его и членов семьи нуждающимися в предоставлении служебного жилого помещения, но получил отказ.
В административном исковом заявлении З. просил признать это решение незаконным, обязать начальника Псковского отделения ФГКУ «Западрегионжилье» отменить его и повторно рассмотреть вопрос о принятии на учет нуждающихся в служебных жилых помещениях с составом семьи три человека. В обоснование требований истец указал, что временно занимаемое его семьей жилое помещение не отнесено к специализированному жилищному фонду, с ним не заключен договор найма, а в связи с рождением ребенка произошло увеличение состава его семьи.
Согласившись с доводами истца, Псковский гарнизонный военный суд удовлетворил заявление полностью.
Ленинградский окружной военный суд отменил решение по следующим основаниям.
Как следует из административного искового заявления, З. усмотрел нарушение своих прав в том, что с ним не был заключен договор найма служебного жилого помещения.
Однако это обстоятельство не является основанием для предоставления ему иного жилого помещения взамен того, в котором он и члены его семьи проживают на условиях договора о пользовании.
Данный вывод следует из положений статьи 10 ЖК РФ, в соответствии с которой жилищные права и обязанности возникают не только из федеральных законов и иных нормативных правовых актов, но также из действий участников жилищных отношений, которые хотя и не предусмотрены такими актами, но в силу общих начал и смысла жилищного законодательства порождают жилищные права и обязанности.
Поскольку истец с его согласия по решению ФГКУ «Западрегионжилье» в установленном порядке был вселен в благоустроенное жилое помещение в виде однокомнатной квартиры общей площадью 30, 67 кв. м., следует полагать, что между ним и уполномоченным органом жилищного обеспечения военнослужащих возникли права и обязанности, предусмотренные жилищным законодательством. Перечень этих взаимных прав и обязанностей сторон был закреплен в договоре о пользовании жилым помещением, содержащем основные условия для договора найма служебного жилого помещения, предусмотренные «Положением об условиях и порядке заключения жилищного договора между военнослужащими и Министерством обороны Российской Федерации или иным федеральным органом исполнительной власти, в котором законом предусмотрена военная служба», утвержденным постановлением Правительства РФ от 4 мая 1999 года № 487.
Таким образом, между истцом и ответчиком фактически сложились жилищные правоотношения по пользованию жилым помещением применительно к условиям найма служебного жилого помещения, несмотря на отсутствие самого договора. В рамках этих правоотношений З. до настоящего времени использует жилое помещение для проживания своей семьи, оплачивает коммунальные услуги и выполняет иные обязательства, предусмотренные договором о пользовании.
Приведенные обстоятельства опровергают суждение истца о том, что он не обеспечен надлежащим жилым помещением и имеет право на включение в список на получение служебного жилого помещения.
Указание З. в заявлении на то, что условия договора о пользовании, предусматривающие его прекращение по истечении годичного срока действия, ограничивают его жилищные права, не соответствует действительности. Из материалов дела видно, что со дня предоставления жилого помещения в марте 2014 года истец проживает в нем беспрепятственно, по истечению срока предыдущего договора он по своей воле заключал с уполномоченным органом новый договор. Никаких доказательств, которые бы свидетельствовали о намерении ФГКУ «Западрегионжилье» не возобновлять действие последнего договора по истечении срока, либо о создании этим органом препятствий для проживания в занимаемом жилом помещении истец суду не представил. Более того, в ноябре 2016 года ФГКУ «Западрегионжилье» с истцом был заключен очередной годичный договор о пользовании, что свидетельствует о намерении сторон продолжать жилищные правоотношения до заключения договора найма служебного жилого помещения.
При таких данных окружной военный суд признал несостоятельным вывод суда первой инстанции о нарушении прав и свобод истца в сфере жилищного обеспечения.
Кроме того, гарнизонным военным судом не были учтены нормы жилищного законодательства, допускающие возможность заключения с военнослужащими договора о пользовании жилым помещением в качестве временной меры до наступления событий, с которыми закон связывает возникновение жилищных правоотношений. Такая возможность предусматривается в пункте 13 «Инструкции о предоставлении военнослужащим-гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации, жилых помещений по договору социального найма», утвержденной приказом Министра обороны РФ от 30 сентября 20101 года № 1280. В соответствии с данной правовой нормой в случае отсутствия права собственности Российской Федерации на жилые помещения, соответствующие требованиям жилищного законодательства, военнослужащий с его согласия заселяется в распределенное жилое помещение и с ним заключается договор о пользовании. Хотя это положение распространяется на жилые помещения, предоставляемые по договору социального найма, оно в силу части 1 статьи 7 ЖК РФ подлежит применению по аналогии закона и в отношении иных жилых помещений на период до присвоения им статуса служебного жилого помещения.
Следовательно, заключение между ФГКУ «Западрегионжилье» и истцом договора о пользования в качестве временной меры не противоречит предписаниям статьи 10 ЖК РФ и соответствует положениям названной Инструкции.
Что касается увеличения состава семьи истца, то это обстоятельство не повлекло снижения уровня ее обеспеченности общей площадью жилого помещения менее учетной нормы, установленной распоряжением администрации Островского района «Об установлении норм предоставления и учетной нормы жилой площади жилого помещения» от 18 апреля 2005 года № 239-р в размере 7 кв. м.
[57]

С нами Вы сможете купить квартиру в Краснодаре






  • консультацию о стоимости и наличии квартир в новостройках Краснодара, которые можно купить по программе "Военная ипотека"
  • консультацию об оформлении новостройки по военной ипотеке
ЗАКАЗАТЬ УСЛУГУ