В течение какого срока можно привлечь военнослужащего к материальной ответственности?

Неправильное определение даты обнаружения ущерба при исчислении установленного законом трехлетнего срока привлечения к материальной ответственности повлекло отмену решения суда.  

Представитель начальника Черноморско-Азовского пограничного управления обратился в гарнизонный военный суд с исковым заявлением, в котором просил в порядке привлечения к материальной ответственности взыскать с бывшего начальника пограничного управления Д. 26008 рублей 59 копеек в возмещение материального ущерба, причиненного в результате произведенного им незаконного увольнения с работы лица гражданского персонала, в последующем восстановленного на работе по решению суда, что повлекло излишние денежные выплаты.
Решением гарнизонного военного суда в удовлетворении иска отказано в связи с истечением установленного законом трехлетнего срока привлечения к материальной ответственности.
В кассационном порядке решение суда отменено, а дело направлено в гарнизонный военный суд на новое рассмотрение по следующим основаниям.
В решении суд указал, что днем обнаружения ущерба следует считать дату принятия краевым судом решения от 16 октября 2007 года, которым признан незаконным изданный Д. приказ об увольнении с работы лица гражданского персонала, в пользу которого с пограничного управления взысканы заработная плата за время вынужденного прогула и другие выплаты.
В связи с тем, что исковое заявление подано представителем начальника пограничного управления в феврале 2011 года, судом сделан вывод об истечении установленного законом трехлетнего срока, когда Д. мог быть привлечен к материальной ответственности, и на этом основании отказано в удовлетворении исковых требований.
Однако такой вывод суда нельзя признать правильным.
Согласно п. 4 ст. 4 Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих» командиры (начальники) воинских частей, виновные в незаконном увольнении военнослужащего (лица гражданского персонала) с военной службы (работы), несут материальную ответственность за ущерб, причиненный излишними денежными выплатами, произведенными в результате незаконного увольнения военнослужащего (лица гражданского персонала).
В соответствии со ст. 2 того же Федерального закона под реальным ущербом понимаются, в частности, излишние денежные выплаты, произведенные воинской частью.
Как видно из материалов дела, после принятия краевым судом решения от 16 октября 2007 года в тот же день был выдан исполнительный лист.
Между тем в последующем 17 января 2008 года этим судом вынесено определение о разъяснении решения суда, а 5 февраля 2010 года по заявлению взыскателя вынесено определение о внесении уточнений в ранее выданный исполнительный лист.
29 декабря 2010 года исполнительный документ поступил в Управление Федерального казначейства, а 19 января 2011 года присужденные денежные суммы пограничным управлением перечислены на расчетный счет взыскателя.
При таких данных заслуживал внимания содержащийся в исковом заявлении довод о том, что днем обнаружения ущерба следует считать дату перечисления пограничным управлением платежным поручением взыскателю присужденных денежных средств, после чего возникло право требования возмещения Д. ущерба, причиненного излишними денежными выплатами, произведенными в результате незаконного увольнения.
Однако данные обстоятельства судом первой инстанции должным образом не исследованы и в решении суда им надлежащая оценка не дана.                                                    
    В период с 31 октября 2001 года по 19 июля 2008 года Б. проходил военную службу в должности командира воинской части.
Актом ревизии финансовой и хозяйственной деятельности продовольственной службы данной воинской части от 30 мая 2008 года установлены факты причинения государству материального ущерба, возникшего вследствие незаконного списания продовольствия, а также недостачи продовольствия, хозяйственного имущества и технических средств.
       19 апреля 2011 года военным прокурором гарнизона в интересах воинской части подано исковое заявление, в котором поставлен вопрос о привлечении Б. к полной материальной ответственности.
    Решением гарнизонного военного суда исковое заявление удовлетворено частично: ответчик привлечен к ограниченной материальной ответственности в размере одного оклада месячного денежного содержания и одной месячной надбавки за выслугу лет.
    При рассмотрении дела в кассационном порядке установлено, что решение о привлечении Б. к материальной ответственности принято судом после истечения установленного законом трехлетнего срока со дня обнаружения ущерба.
    Согласно п. 4 ст. 3 Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих» военнослужащие могут быть привлечены к материальной ответственности в соответствии с этим Федеральным законом в течение трех лет со дня обнаружения ущерба.
    По смыслу данной правовой нормы срок в три года является пресекательным и включает в себя весь процесс привлечения военнослужащего к материальной ответственности от дня обнаружения ущерба до издания командиром воинской части приказа, на основании которого производятся удержания из денежного довольствия военнослужащего, или вынесения судом решения по иску командира воинской части.
    По делу установлено, что ущерб был установлен на основании акта ревизии от 30 мая 2008 года, и именно с этого дня должен исчисляться срок привлечения к материальной ответственности, который ко дню принятия судом решения истек.
    С учетом изложенного решение гарнизонного военного суда отменено и принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.
<8>