В каком случае военнослужащие несут полную материальную ответственность?

При наличии вины военнослужащие несут материальную ответственность в полном размере ущерба в случаях, когда ущерб причинен в результате умышленных действий (бездействия) независимо от того, содержат ли они признаки состава преступления.  
    
Решением гарнизонного военного суда отказано в удовлетворении искового заявления военного прокурора гарнизона, в котором тот просил взыскать с военнослужащего Ч. в пользу воинской части в счет возмещения ущерба, причиненного в результате незаконной выплаты ответчику денежного довольствия, исходя из оклада по воинскому званию «прапорщик», а не «младший сержант».
В кассационном порядке данное решение суда отменено, а дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.
По делу установлено, что в период прохождения Ч. военной службы по контракту в воинской части в воинском звании «младший сержант» он представил командованию этой воинской части заведомо подложный диплом о высшем образовании.
В соответствии с данным приказом командира воинской части Ч. было присвоено воинское звание «прапорщик» и он был назначен на должность, для которой штатом предусмотрено это воинское звание.
В результате прокурорской проверки выявлена подложность диплома, после чего по протесту военного прокурора приказом командира воинской части указанный выше приказ о присвоении воинского звания был отменен как незаконно изданный.
Отказав в удовлетворении иска, суд в решении указал, что в соответствии со ст. 12 Федерального закона «О статусе военнослужащих» оклад по воинскому званию является составной частью денежного довольствия военнослужащих, и по своей правовой природе выплата военнослужащему оклада по воинскому званию должна рассматриваться неразрывно с выплатой оклада по воинской должности.
Поскольку Ч. добросовестно исполнял обязанности по воинской должности, на которую он был назначен после предъявления командованию подложного диплома, то суд пришел к выводу о необходимости отказа в удовлетворении исковых требований.
Между тем такой вывод гарнизонного военного суда нельзя признать правильным.
В соответствии с п. 1 ст. 47 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» порядок присвоения воинских званий определен Положением о порядке прохождения военной службы.
В подп. «в» п. 4 ст.21 данного Положения установлено, что воинское звание прапорщика присваивается военнослужащему, не имеющему воинского звания прапорщик, проходящему военную службу по контракту, лишь при наличии у него высшего и среднего профессионального образования, родственного соответствующей военноучетной специальности.
Этим же Положением (подп. «а» п. 10 ст. 11 и п. 5 ст. 12) предусмотрена возможность назначения солдат, матросов, сержантов и старшин для временного исполнения обязанностей по вакантным и не вакантным воинским должностям, для которых штатом предусмотрены воинские звания прапорщиков (мичманов), в порядке, определяемом руководителем федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба.
Такой порядок определен Полномочиями должностных лиц Вооруженных Сил Российской Федерации по назначению офицеров и прапорщиков (мичманов) на воинские должности, освобождению их от воинских должностей, увольнению с военной службы и присвоению им воинских званий, утвержденными приказом Министра обороны Российской Федерации от 11 декабря 2004 года № 410 (с последующими изменениями), в п. 5 которых указано, что назначение военнослужащих из состава солдат, матросов, сержантов и старшин на воинские должности, подлежащие замещению прапорщиками (мичманами), допускается до назначения на эти воинские должности военнослужащих соответствующего состава или военнослужащих с соответствующим уровнем образования, дающим право на присвоение им воинских званий прапорщик (мичман).
При этом присвоение таким военнослужащим этих званий не предполагается.
Согласно п. п. 1 и 2 ст. 12 Федерального закона «О статусе военнослужащих» месячный оклад в соответствии с присвоенным воинским званием является отдельной составной частью денежного довольствия военнослужащего, а порядок обеспечения военнослужащих денежным довольствием определяется Министром обороны Российской Федерации (иным федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба).
В п. п. 9 и 17 Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного приказом Министра обороны Российской Федерации от 30 июня 2006 года № 200, определено, что от исполнения обязанностей по должности, на которую военнослужащий назначен, зависит размер выплачиваемого ему оклада по воинской должности, но не оклада по воинскому званию.
Федеральным законом «О материальной ответственности военнослужащих» (п. 1 ст. 3, абзац 4 ст. 5) установлено, что при наличии вины военнослужащие несут материальную ответственность в полном размере ущерба в случаях, когда ущерб причинен в результате умышленных действий (бездействия) независимо от того, содержат ли они признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации.
Командиром воинской части вынесено постановление, которым в возбуждении уголовного дела в отношении Ч. отказано в связи с истечением срока давности уголовного преследования, то есть по нереабилитирующему основанию.
Таким образом, вывод гарнизонного военного суда о том, что Ч. был вправе получать в оспариваемый период денежное довольствие исходя из оклада по воинскому званию «прапорщик», является необоснованным.  
<1>