В каком размере военнослужащие несут материальную ответственность в случаях, когда ущерб причинен умышленными действиями, повлекшими затраты на лечение в медицинских организациях военнослужащих, пострадавших в результате этих действий?

Военнослужащие несут материальную ответственность в полном размере ущерба в случаях, когда ущерб причинен умышленными действиями, повлекшими затраты на лечение в медицинских организациях военнослужащих, пострадавших в результате этих действий.
Приговором Волгоградского гарнизонного военного суда от 26 сентября 2014 г., вступившим в законную силу 7 октября  2014 г., установлено, что утром 8 августа 2014 г. возле палатки на территории общевоинского полигона рядовой Ч. нанес рядовому  Ш. один удар кулаком правой руки в область живота слева, причинив закрытую тупую травму живота в виде разрыва ткани селезенки с кровоизлиянием в брюшную полость, то есть тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека.
В связи с полученной травмой Ш. был помещен в военный госпиталь, где находился на стационарном лечении. Указанным медицинским учреждением на лечение Ш. затрачено 67 947 руб. 37 коп. Согласно названному приговору Ч. признал свою вину в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 335 УК РФ, и добровольно внес на счет госпиталя 20 000 руб.
Военный прокурор, обращаясь в Волгоградский гарнизонный военный суд с иском, просил привлечь Ч. к полной материальной ответственности и взыскать с него в пользу названного лечебного учреждения 47 947 руб. 37 коп. в счет невозмещения материального ущерба, причиненного ответчиком государству в связи с расходами, понесенными на лечение потерпевшего Ш.
Суд удовлетворил требования прокурора, указав следующее.
Статьей 5 Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих» предусмотрено, что военнослужащие несут  материальную ответственность в полном размере ущерба в случаях, когда ущерб причинен действиями, содержащими признаки состава преступления,  предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации, а также умышленными действиями, повлекшими затраты на лечение в медицинских организациях военнослужащих, пострадавших в результате этих действий.    
Поскольку приговором суда установлено, что затраты на лечение Ш., понесенные военным госпиталем, возникли в результате умышленных действий  Ч., содержащих признаки состава преступления, и находятся в прямой причинной связи с содеянным ответчиком, к спорным правоотношениям по данному делу подлежат применению нормы Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих».
Согласно счетам от 10 сентября 2014 г. и от 11 сентября 2014 г., составленным начальником военного госпиталя в соответствии с методическими подходами, установленными Инструкцией по расчету стоимости медицинских  услуг, утвержденной 10 ноября 1999 г. Министром здравоохранения Российской Федерации и Президентом Российской академии медицинских наук № 01-23/4-10 и № 01-02/41, соответственно, затраты данного медицинского учреждения на лечение Ш., состоящие из прямых и косвенных расходов лечебного учреждения, составили 67 947 руб. 37 коп.
В ходе рассмотрения Волгоградским гарнизонным военным судом уголовного дела Ч. добровольно внесены в кассу военного госпиталя денежные средства в размере 20 000 руб. В связи с этим  заявленные требования военного прокурора на сумму 47 947 руб. 37 коп. были признаны обоснованными и суд их удовлетворил.
<47>