Может ли штраф, уплаченный собственником транспортного средства за административное правонарушение в области дорожного движения, быть взыскан с военнослужащего, проходящего военную службу по призыву?

Административный штраф, уплаченный собственником (владельцем)  транспортного средства за административное правонарушение в области дорожного движения в случае их фиксации работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, не может быть взыскан с военнослужащего, проходящего (проходившего) военную службу по призыву, в порядке привлечения его к материальной ответственности.

000 проходил военную службу по призыву в войсковой части 000 на должности инструктора по вождению роты учебных машин учебного центра и за ним был закреплён автомобиль ФОРД Фокус.
30 мая 2015 г. в нарушение Правил дорожного движения 000 двигался на данном автомобиле со скоростью, превышающей установленную на соответствующих участках дорог г. М. Правонарушения были зафиксированы специальными техническими средствами фиксации, работающими в автоматическом режиме, в связи с чем 27 и 30 мая 2015 г. инспектором ГИБДД вынесены постановления по делу об административных правонарушениях, в соответствии с которыми собственнику транспортного средства Министерству обороны РФ – восковая часть 000 назначено административное наказание в виде административных штрафов в размере 000 руб. и 00 руб., соответственно. Двенадцатого февраля 2016 г. Федеральное казённое учреждение «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по г. 000 и Московской области» оплатило указанные штрафы.
В иске командир войсковой части 000 со ссылкой на статью 2, пункт 1 статьи 3 и пункт 2 статьи 9 Закона просил взыскать с 000а 1500 руб.  
Решением Московского гарнизонного военного суда, оставленным без изменения судом второй инстанции, в удовлетворении иска отказано.
При этом судебная коллегия окружного военного суда в апелляционном определении указала следующее.
Частью 1 статьи 2.6.1 КоАП РФ предусмотрено, что к административной ответственности за административные правонарушения в области дорожного движения в случае фиксации этих административных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи привлекаются собственники (владельцы) транспортных средств.
Вместе с тем частью 2 этой же нормы установлено, что собственник (владелец) транспортного средства освобождается от административной ответственности, если в ходе рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное в соответствии с частью 3 статьи 28.6 настоящего Кодекса, будут подтверждены содержащиеся в ней данные о том, что в момент фиксации административного правонарушения транспортное средство находилось во владении или в пользовании другого лица либо к данному моменту выбыло из его обладания в результате противоправных действий других лиц.
Исходя из положений части 6 статьи 3.5 и пункта 1 части 2 статьи 29.9 КоАП РФ, ввиду того, что административный штраф не может применяться к сержантам, старшинам, солдатам и матросам, проходящим военную службу по призыву, материалы об административном правонарушении подлежат передаче командиру (начальнику) воинской части, где виновный проходит военную службу, для применения иных мер воздействия в соответствии с законодательством Российской Федерации, то есть статьёй 28.2 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» и Дисциплинарным уставом Вооружённых Сил Российской Федерации, утверждённым Указом Президента РФ от 10 ноября 2007 г. № 1495.
Сведений о том, что ответчик привлечён к ответственности в дисциплинарном порядке, а войсковая часть 000 воспользовалась правом на освобождение от административной ответственности в порядке, предусмотренном частью 2 статьи 2.6.1 КоАП РФ, в материалах дела не имеется.
Согласно пункту 1 статьи 1 Закона он устанавливает условия и размеры материальной ответственности военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы, за ущерб, причинённый ими при исполнении обязанностей военной службы имуществу, находящемуся в федеральной собственности и закрепленному за воинскими частями, а также определяет порядок возмещения причинённого ущерба.
В соответствии с пунктом 1 статьи 3 Закона военнослужащие несут материальную ответственность только за причинённый по их вине реальный ущерб.
Исходя из положений статей 2, 4, 5 Закона, реальный ущерб – это утрата или повреждение имущества воинской части, расходы, которые воинская часть произвела либо должна произвести для восстановления, приобретения утраченного или повреждённого имущества, а также излишние денежные выплаты, произведённые воинской частью, которые могут выражаться в форме штрафа, пени, неустойки, возмещения ущерба по гражданско-правовым договорам в случае причинения вреда другим лицам и их имуществу, суммы денежного довольствия (заработной платы), выплаченной военнослужащим (лицам гражданского персонала) в связи с их незаконным увольнением, компенсации за причинение вреда жизни и здоровью военнослужащих (лиц гражданского персонала) при исполнении служебных (трудовых) обязанностей.
Кроме того, в силу пункта 2 статьи 4 Закона военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, несут материальную ответственность за причинение ущерба, связанного с уплатой воинской частью штрафов за простои контейнеров, вагонов, судов и автомобилей, завышение объёмов выполненных работ, несвоевременное внесение в соответствующие бюджеты налогов и других обязательных платежей.
Таким образом, исходя из приведённых норм и обстоятельств дела, денежные средства в размере 00 руб., уплаченные в доход бюджета в качестве административного штрафа в связи с  привлечением собственника транспортного средства к административной ответственности, не могут быть признаны реальным ущербом для истца в смысле, определённом Законом, и взысканы с ответчика.
Как указано выше, собственник транспортного средства не воспользовался законным правом на обжалование постановления о привлечении к административной ответственности и освобождение от неё, а, следовательно, добровольно внёс спорные денежные средства, которые подлежали обязательной уплате за нарушение законодательства Российской Федерации.
Более того, по делу установлено, что административные штрафы оплачены не истцом, а УФО, а потому сам истец каких-либо убытков не понёс, в связи с чем вопрос об их возмещении поставлен им необоснованно.
<60>