Какие обстоятельства должны учитывать суды при принятии решения о возмещении средств, затраченных на военную или специальную подготовку?

При принятии решения о возмещении средств, затраченных на военную или специальную подготовку, суды должны учитывать обстоятельства, имеющие отношение к заключению контракта о прохождении военной службы.
Курсант Х. с 1 августа 2010 г. проходил обучение в Новосибирском военном институте внутренних войск, 3 августа 2011 г. отчислен по недисциплинированности и исключен из списков переменного состава военного института.
Полагая, что действиями Х. государству причинен материальный ущерб, военный прокурор Новосибирского гарнизона обратился в Томский гарнизонный военный суд с исковым заявлением, в котором просил взыскать с Х. в пользу Российской Федерации денежные средства, затраченные на военную и специальную подготовку за период обучения, составляющие 28885 руб. 53 коп.
В обоснование требований прокурор указал, что во время обучения       31 августа 2011 г. Х. заключил контракт о прохождении военной службы на срок обучения и пять лет после окончания учебного заведения, условием которого является, в частности, его обязанность возместить средства, затраченные на его военную подготовку, в случае досрочного отчисления из военного института. Ответчик отчислен из учебного заведения как нарушивший условия контракта, и его виновными действиями наступил материальный ущерб, вызванный расходами на военную подготовку.
При заключении контрактов о прохождении военной службы с курсантами, обучающимися в военных профессиональных образовательных организациях и военных образовательных организациях высшего образования, условие о возмещении средств, а также размер подлежащих возмещению средств включаются в контракт о прохождении военной службы.
Согласно контракту о прохождении военной службы от 31 августа     2011 г., заключенному с Х. на период обучения и пять лет военной службы после окончания военного института, ответчик обязался возместить в случаях, предусмотренных Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе», средства федерального бюджета, затраченные на его военную или специальную подготовку, в размере 28 885 руб. 53 коп. за один год обучения. О вступлении контракта в силу объявлено приказом начальника военного института от 31 августа 2011 г.
Пунктом 8 статьи 4 Положения о порядке прохождения военной службы предусмотрено, что контракт вступает в силу со дня его подписания должностным лицом, о чем издается соответствующий приказ. Дата и номер приказа, в котором объявлено о вступлении контракта в силу, в соответствии с пунктом 4 статьи 4 данного Положения указываются в контракте.
Однако согласно приказу  от 31 августа 2011 г., представленному истцом, Х. не числится среди лиц, заключивших контракт.
Как следует из приказа начальника военного института от 3 августа  2011 г., Х. с этой даты отчислен из числа курсантов по недисциплинированности и исключен из списков переменного состава военного института с направлением в распоряжение командира войсковой части 3695 для дальнейшего прохождения службы.
Оценивая представленную копию контракта в соответствии с правилами статьи 67 ГПК РФ, суд пришел к выводу о недостоверности указанного доказательства, поскольку 31 августа 2011 г. Х. находился в войсковой части 3695, дислоцированной в другом регионе, и проходил военную службу по призыву.
При таких обстоятельствах суд пришел  к правильному выводу о том, что условия для взыскания с Х. средств федерального бюджета, затраченных на его военную и специальную подготовку, не соблюдены, в связи с чем требования военного прокурора Новосибирского гарнизона являются необоснованными и не подлежащими удовлетворению.
<46>