Что является основанием для привлечения военнослужащего к материальной ответственности помимо реального ущерба?

Основанием для привлечения военнослужащего к материальной ответственности, наряду с наличием реального ущерба, является его вина в причинении такого ущерба в результате противоправных действий (бездействия).  
Военный прокурор военной прокуратуры обратился в суд с иском о взыскании с проходящей военную службу по контракту П. в пользу Службы Пограничного управления ФСБ России 76400 рублей в счет возмещения ущерба, причиненного незаконным получением компенсации за поднаем жилого помещения.
Решением гарнизонного военного суда иск удовлетворен.
При рассмотрении дела в апелляционном порядке решение суда признано незаконным в связи с неправильным применением норм материального права.
В соответствии с п. 1 ст. 3 Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих» военнослужащие несут материальную ответственность только за причиненный по их вине реальный ущерб, под которым согласно ст. 2 того же закона понимается, в частности, излишние денежные выплаты, произведенные воинской частью.
По делу установлено, что в декабре 2008 года П. продала принадлежавшее ей на праве собственности жилое помещение в городе В., а в июне 2009 года обратилась с рапортом к командованию о принятии ее на учет нуждающихся в служебном жилом помещении по месту прохождения военной службы в этом же городе, и в декабре того же года была принята на такой учет.
В марте 2010 года П. подала командованию  рапорт о  выплате денежной компенсации за наем жилого помещения, который был удовлетворен, и с этого времени по январь 2012 года ей выплачивалась эта компенсация.
В силу ч. 2 ст. 99 ЖК РФ единственным условием предоставления служебных жилых помещений гражданам, имеющим право на их получение, является отсутствие у них в собственности, пользовании и владении других жилых помещений в соответствующем населенном пункте.
Поэтому продажа П. принадлежавшего ей жилого помещения не может служить основанием для отказа в предоставлении ей служебного жилого помещения, а в случае отсутствия такового – для выплаты по ее желанию денежной компенсации за наем (поднаем) жилого помещения.
Предусмотренные в ст. 53 ЖК РФ последствия намеренного ухудшения жилищных условий распространяются на правоотношения, связанные с принятием на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, а не служебных жилых помещениях.
С учетом изложенного П. имела право как на обеспечение по месту прохождения военной службы служебным жильем, так и на получение в установленном размере денежной компенсации за наем жилого помещения.
В связи с этим оснований для привлечения ее к материальной ответственности за получение указанной компенсации не имелось.
<12>