В каком случае может быть отменён приказ о привлечении военнослужащего к дисциплинарной ответственности?

Непредставление командованием доказательств противоправности действий (бездействия) военнослужащего, связанных с заболеванием и получением им травмы, повлекло отмену приказов о привлечении его к дисциплинарной ответственности.
Г., проходящий военную службу по контракту в войсковой части 000, во внеслужебное время 19 января 2016 года при отработке ударов ногами по боксерской груше в спортзале части получил травму ноги, в связи с чем по 3 февраля 2016 г. находился на стационарном лечении в госпитале. Будучи освобожденным от исполнения служебных обязанностей, 19 февраля 2016 г. Г., почувствовав недомогание, вызвал врача скорой помощи, который диагностировал у него межреберную невралгию, а 3 марта того же года при плановом медицинском осмотре в госпитале у него была обнаружена пневмония, в связи с чем до 3 марта 2016 г. он находился на амбулаторном лечении.
Приказом командира войсковой части 000 от 10 марта 2016 г. Г.у за нарушение воинской дисциплины, выразившееся в том, что он не доложил о полученной травме своему непосредственному начальнику и не выполнил правил страховки при занятиях по физической подготовке, был объявлен строгий выговор.
Кроме того, так как, по мнению командования, заболевание пневмонией военнослужащего явилось следствием, в том числе, и его личной недисциплинированности, приказом командира войсковой части 000 от 11 марта 2016 г. Г.у также был объявлен строгий выговор.
Г. оспорил в Тамбовском гарнизонном военному суде названные приказы, который в удовлетворении его требований отказал.
Суд второй инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об удовлетворении заявления Г.а, указал следующее.
Отказывая в удовлетворении административного искового заявления Г.а, гарнизонный военный суд, руководствуясь статьями 19, 20, 321 и 356 ранее Устава внутренней службы ВС РФ и статьей 157 Наставления по физической подготовке, пришел к выводу о наличии событий дисциплинарных проступков, совершенных административным истцом 19 января и 19 февраля 2016 г., а также о правомерности привлечения его дисциплинарной ответственности.
Однако судом без внимания было оставлено следующее.
В соответствии со статьей 28.2 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» и статьей 47 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации военнослужащие привлекаются к дисциплинарной ответственности за дисциплинарный проступок, то есть противоправное, виновное действие (бездействие), выражающееся в нарушении воинской дисциплины, который в соответствии с законодательством Российской Федерации не влечет за собой уголовной или административной ответственности.
Таким образом, одним из признаков состава дисциплинарного проступка является противоправность, то есть запрещенность прямо предусмотренными нормами права деяния.
Как усматривалось из дела, 19 января 2016 г. около 20 часов после получения травмы Г. направился в медицинский пункт воинской части, по дороге в который встретил заместителя командира взвода, в котором он проходит военную службу, Платицына, и сообщил ему о случившемся. В этот же день в 20 часов 10 минут административный истец по телефону доложил о травме командиру этого же взвода Г. Находясь дома и ежедневно по телефону докладывая командиру взвода о состоянии здоровья, Г. 20 февраля 2016 г. сообщил ему о вызове 19 февраля 2016 г. врача скорой помощи, который диагностировал у него защемление нерва.
Принимая во внимание вышеизложенное, а также учитывая, что в соответствии с частью 2 статьи 62 КАС РФ административным ответчиком не представлено каких-либо доказательств противоправности действий (бездействия) Г.а, связанных с получением им травмы и заболеванием, и об этом командование было им своевременно уведомлено, судебная коллегия не усмотрела в деяниях административного истца состава дисциплинарных проступков.
<62>